Видео реклама

 

Мужской взгляд

Дирижер мира

Дирижер мира

Самый востребованный за рубежом белорусский дирижер АЛЕКСАНДР АНИСИМОВ встретил наступивший 2009 год вместе со своим оркестром на новогоднем концерте в Белгосфилармонии. Сразу после праздников его уже ждали в Михайловском театре в Санкт-Петербурге для постановки оперы «Евгений Онегин». А в данный момент он, наверное, дирижирует в Дублине или Токио. Человек, который в 61 год ни секунды не сидит на месте, рассказал о том, каково это – быть гражданином мира и где его дом, вспомнил о самых незабываемых реакциях публики на его работу и признался в любви всем женщинам без исключения.

СПРАВКА «ЖЖ»

Родился 8 октября 1947 года в Москве. Окончил Ленинградскую (1975) и Московскую (1980) консерватории. Работал в Ленинградском малом (1975–1980), в Пермском (1984–1989) театрах оперы и балета. В 1980–1984 годах и с 1989 года – главный дирижер Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси. С 2001 года – главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Беларуси. Также является доктором музыки Национального университета Ирландии. В качестве приглашенного дирижера работал с Кировским и Большим театрами, Гран оперой Хьюстона, Оперой Сан-Франциско, Театром Колон (Аргентина), Государственной оперой Австралии, Оперой Генуи, Ганноверской и Гамбургской Штатсопер, Берлинской Комише Опер, Опера Бастий (Париж), Опера Гарнье (Париж), Гран Театр Liceu (Барселона), с Голландским симфоническим оркестром, филармоническими оркестрами Санкт-Петербурга, Варшавы, Монте-Карло и Роттердама, Литовским и Венгерским национальными симфоническими оркестрами, Пермским академическим театром оперы и балета, Национальным молодежным оркестром Ирландии, Королевским лондонским симфоническим оркестром и другими.

ДОБРОТА, НО НЕ ВСЕПРОЩЕНЧЕСТВО

Один из моих важнейших жизненных принципов – организованность, дисциплина. Этого я требую от себя и стараюсь иметь дело с людьми, которым так же близко это понятие. Второй принцип – вера в людей, в то, что они хорошие, в то, что они не обманывают, а если даже это и происходит, то не по злой воле человека. Пока мне это очень помогало в жизни. Я благодарен судьбе за то, что чувство доброты меня не покидает, и за то, что не случилось ничего такого, что вытеснило бы его из моей души. Я очень этого боюсь, потому что люблю в себе это чувство. Многие говорят: «Ну что ты такой наивный? Ты же видишь, что это обман, хитрость, злобство, дьявольщина». На что я отвечаю: «Да нет же, вы подойдите с другой стороны к этому вопросу». Бывает, иногда они оказываются правы, но я все равно не меняю своей философии. И философия эта, кстати, вовсе не наивная. Моя вера в людей агрессивна и иногда будит во мне отнюдь не мягкие эмоции, связанные с защитой моих принципов. Я умею поступать жестко по отношению к другим людям, и я должен уметь это делать – ведь я руководитель. Моя философия – не всепрощенчество! Иногда я могу попросить у таксиста сдачу до копейки, если чувствую, что меня обманывают и маршрут не стоит этих денег, а порой дарю серьезные подарки и суммы, если считаю, что человек это заслужил.

ДОМ ГРАЖДАНИНА МИРА

Несмотря на частые перемены широт и часовых поясов, я люблю чувствовать себя как можно уютнее везде, где мне приходится задерживаться. И на это не жалею денег. Если селюсь в отеле, он должен быть комфортабельным. Но вообще предпочитаю квартиры. Агенты знают мои пристрастия и всегда ставят условия, чтобы все было приближено к домашней атмосфере. Например, в Южной Корее, где я часто бываю, есть квартира, в которой лежат мои вещи, книги, ноты, так что, приезжая туда, я не чувствую себя на другой планете. И в Перми, где работаю главным приглашенным дирижером, также есть квартира с моими вещами. Но все-таки основное место, которое наполняет жизнь смыслом, помимо работы, – это родной дом, моя квартира в Минске на улице Карла Маркса. Ведь дом – это еще и любимые люди, друзья, родные стены, любимые запахи, любимая одежда, любимые вещи, которые тебя окружают, даже безделушки, игрушки, собака... Поэтому родной дом никогда ничто мне не сможет заменить.

ГОРЯЧИЙ ОТВЕТ ОТ ПУБЛИКИ

Профессия музыканта, дирижера невозможна без дыхания зала, как я его называю. Я могу и умею делать записи в студии – это очень интересный вид творчества. Но все-таки ничто не заменит выхода к публике, общения с залом. Это необязательно прямой контакт посредством диалога, это контакт через мои музыкальные мысли, идущие в зал. И я чувствую, как люди мне отвечают. Этот ответ может быть и холодным, но, как правило, он очень горячий. Публика – понятие субъективное. Например, я могу сказать, что очень люблю минскую публику, но это будет звучать как-то неискренне. Потому что есть публика одна, есть другая, но в целом это люди, сделанные из одного и того же теста. У них есть кровь, интеллект, какие-то свои заморочки, им интересно или неинтересно, они опаздывают или не опаздывают, они долго готовились к встрече с этим концертом или попали на него случайно. С публикой у меня связаны самые интересные мысли и эмоции. Например, когда я дирижировал в Аргентине в огромном зале, который вмещает почти четыре тысячи человек, на последней ноте публика взорвалась так, что я почувствовал себя на стадионе в момент, когда Марадона забивает гол. Такой реакции я нигде никогда не видел и не слышал. Или однажды в Казани я дирижировал на спектакле, и по окончании публика издала такой крик, буквально стон, который запомнился мне на всю жизнь. Но были и очень тихие, очень... интеллектуальные, что ли, реакции публики – и они мне тоже очень дороги.

ЖЕНЩИНЫ – КАК КНИГА

Сейчас я во второй раз женат. От первого брака у меня две дочери, в которых я души не чаю. С первой женой у нас замечательные отношения, мы часто встречаемся с ее семьей. Мой сын от второго брака большой друг обеих дочерей. И первая, и вторая жена нормально общаются. Они обе знают, что не единственные женщины в моей жизни, и не то чтобы приветствуют это, но относятся к этому так: ну, попался им такой человек, что же теперь сделаешь... Думаю, во многом мне придает силы чувство любви. Я востребован как мужчина, женщины обращают на меня внимание, и мне это очень нравится. Женщины для меня, как книга, как природа или цветы, – я любуюсь ими, они радуют мой взор. Я люблю общение с любыми женщинами – красивыми, умными, талантливыми, глупыми. Но это вовсе не значит, что я Дон Жуан. Может, я и был им раньше, но сейчас на это просто нет времени. Женское внимание заставляет меня следить за собой, за своей одеждой, стараться хорошо выглядеть. И это уже просто стало моим хобби.

 
Елена Беркутова

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.