Видео реклама

 

Мужской взгляд

Сам себе режиссер

Сам себе режиссер

Если вы никогда преднамеренно не интересовались персоной Дмитрия Сенникова, то вряд ли могли случайно о нем услышать. Если однажды все же услышали, то вряд ли смогли бы узнать больше. В Интернете о нем – буквально несколько слов: «Директор и актер театра юмора «Ай-Да!», актер театра современной драматургии «Театральный ковчег», певец, композитор». Определенно за этим должно стоять нечто большее. Когда он проиграл нашему редактору в кулинарном шоу «Тайный вкус» на телеканале «Лад», мы решили, что настало время познакомиться с ним поближе и спросить о том, что дается ему лучше кулинарии. Дмитрий Cенников не создает шумихи вокруг своего имени. «Все, что мне надо, – это чтобы мама мной гордилась», – заявляет он в ответ на вопрос, почему так мало внимания уделяет собственному пиару.

САМ О СЕБЕ

Со слов мамы и бабушки, я был спокойным, тихим, незаметным и послушным ребенком. Я рос в интеллигентной семье. Бабушка прививала мне хорошие манеры, учила правильно говорить, а также пользоваться ножом и вилкой. Когда мне было 9 лет, мои родители развелись. Мама много работала и не так давно ушла на пенсию в должности начальника отдела культуры Партизанского района. В школе я мечтал стать пластическим хирургом. После восьмого класса поступил в медицинское училище, но скоро меня оттуда «попросили». Два года безуспешно поступал в медицинский институт. В результате окончил Институт современных знаний им. Широкова по специальности культуролог, продюсер-менеджер. Начинал с дискотек на Октябрьской площади, которые вел по несколько часов и зимой, и летом. Поработав заместителем начальника отдела по делам молодежи и информации администрации Советского района, улетел в Америку – навсегда. Через полгода понял, что эта страна не для меня, и вернулся. Работал главным администратором Белгосцирка, после – ведущим редактором концертного отдела Дворца республики. Буквально два месяца поработал директором театра-студии «БИС» при филармонии. После должности начальника отдела культуры администрации Ленинского района не работал два года. Это было время переосмысления жизненной позиции. Сейчас являюсь режиссером Республиканского дворца культуры имени Н. Ф. Шарко общественного объединения «Белорусское общество глухих». Занят в спектакле «Планета» театра современной драматургии «Театральный ковчег». По приглашению организовываю всевозможные городские праздники. Пишу музыку и тексты (мои песни крутятся почти на всех радиостанциях столицы), также озвучиваю рекламные ролики и время от времени в них снимаюсь.

О ТОМ, КАК КУРЕНИЕ МОЖЕТ ГЕНЕРИРОВАТЬ ИДЕИ, И О ГРИШКОВЦЕ

Я работаю с замечательным человеком – Евгением Волобоевым (художественный руководитель и главный режиссер театра современной драматургии «Театральный ковчег», ранее – «Белорусские сезоны». – Прим. ред.). Как-то мы с ним сидели, курили (я тогда еще курил) и вдруг решили: «Надо что-нибудь замутить». И через девять месяцев родился спектакль. Наша версия спектакля «Планета» Евгения Гришковца, с которой мы успешно работаем как на Малой сцене Национального академического Купаловского театра, так и на других сценах. Я всегда волнуюсь перед выходом на сцену, хоть выхожу на нее уже 20 лет. Но по поводу того, что однажды в зале может оказаться сам Гришковец и увидеть свой спектакль в нашем исполнении, я совершенно не волнуюсь. Точнее, я просто буду волноваться не больше обычного. Но узнать его оценку по поводу увиденного мне было бы интересно. Некоторые говорят: «Как вы могли дотронуться до самого Гришковца?». А другие, наоборот, поддерживают: «Здорово получилось, совершенно не похоже и естественно».

О ТОМ, КАК ЛЮБОВЬ РУШИТ КОЛЛЕКТИВЫ, И О ЮМОРЕ ВО ФРАКАХ

Был такой театр юмора «Ай-Да!». Пять орлов выходили на сцену и сводили всех с ума интеллигентностью и юмором: Николай Курипка – преподаватель лингвистического университета, Александр Ковалев – директор совместного белорусско-французского предприятия по интернет-технологиям, Дмитрий Подольский – профессиональный скрипач, а ныне бизнесмен, Денис Дудинский – ведущий, шоумен и певец, и я. Начинали они без меня. С ними тогда работала девушка, с которой у кого-то из них случились личные отношения, а как результат – творческий надлом в коллективе. Я тогда концерты организовывал, сам на сцене работал, вел различные мероприятия, пел. И они пригласили меня к себе. Я был таким играющим тренером: и в концертах участвовал, и всей административной работой занимался. Мы всегда выходили на сцену во фраках, и потому журналисты окрестили наш юмор «фрачным». А потом Дудинский занялся сольной карьерой и не смог совмещать ее с театром. Мы и сейчас иногда выходим на сцену, только уже без него, и не с большими концертными программами, как раньше, а с разовыми выступлениями.

О ТОМ, ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ С НЕСЛЫШАЩИМИ ЛЮДЬМИ, И О «НЕМЫХ» СПЕКТАКЛЯХ

Когда мне предложили работать с неслышащими людьми, меня это заинтересовало. У них другая психика, они живут в другом мире. У них не существует восприятия слова, голоса. И мероприятия для них нужно делать, используя другие эффекты. У нас во дворце есть молодежный театр эстрады со званием «народный». Вместе с Евгением Волобоевым наша команда поставила потрясающий мюзикл «Снежная королева» и рок-оперу «Юнона» и «Авось». Когда мы защищали звание народного театра, комиссия ожидала увидеть обыкновенную пародию, где под фонограмму будут выступать слабослышащие люди. Но они были поражены, увидев жестовую песню, профессиональную сценографию, красивые костюмы. Кстати, перевод на язык жестов у нас не всегда дословный, а больше литературный. Порой, когда читаешь текст, думаешь: это же просто непереводимо. Да и язык жестов довольно ограничен: в профессиональном – всего пять тысяч жестов, а в бытовом – полторы тысячи. Один жест может определять неимоверное количество слов-синонимов. А когда в песне двадцать восемь раз повторяется «Я тебя люблю», надо это как-то по-разному изображать. Я этим языком профессионально не владею, работаю с переводчиком. Вот она и переводит это самое «Я тебя люблю» в разные жестовые варианты. Эти спектакли сложно описать – их нужно видеть. Не так давно в Бресте прошли гастроли музыкально-пластического театра «Дебют» со спектаклем «Снежная королева». Драматический театр закупил три выступления наших слабослышащих актеров – на всех трех были аншлаги.

О ТОМ, КАК ХОРОШО ЖИТЬ ОДНОМУ, И О «ДОМОХОЗЯЙКАХ»

Я убежденный холостяк. Уже 10 лет живу один. Появлялись, конечно, время от времени «домохозяйки»... И, вы знаете, я не нахожусь в поиске. В спектакле «Планета» мой герой говорит: «Но я не боюсь, потому что уже знаю, что я успокоюсь и жизнь свое возьмет. А чего бояться? Бояться стыдно. Но я не хочу успокаиваться. Не хочу. И если бы была такая таблетка, которую можно было бы выпить и успокоиться сразу... Стыдно пить такую таблетку. И еще, что значит: жизнь возьмет свое? А где мое?! Где мое?». Это говорит мой герой. И, безусловно, я говорю это тоже, но не так громко, как он. Всему придет свое время, но я на этом не зацикливаюсь. Эта тема в моей жизни отсутствует. Раньше со стороны мамы были вопросы: «Сынок, ну когда же?». Но я их быстро пресек. С девяти лет меня воспитывала одна мама, и я помню, как это происходило у моих родителей. Пока я не встретил девушку, с которой мне было бы даже просто интересно поговорить. Я могу, конечно, открыв рот, слушать всю ту чушь, которую они несут. Но больше двух дней не выдерживаю. Я очень ревнивый и принципиальный. Это сейчас уже понимаю. А раньше не всегда признавал, что мои эмоциональные всплески по поводу и без повода сильно выматывали человека, который был рядом. К тому же за то время, пока я живу один, у меня сформировались свои привычки в быту. Я могу спать до часу дня, в то время как если ночью мне в голову приходит мелодия или сценарий, я могу вскочить и сесть за компьютер работать. Мне хорошо одному, и я никого пока не хочу впускать в свою жизнь. Видимо, в юности, когда все только начиналось, я столкнулся с обманом, обжегся, «подвернул ногу». Не зная, куда деться от боли, не нашел ничего лучшего, чем переключиться. Погрузился в работу и до сих пор не хочу возвращаться в тот оставленный мной мир любовных отношений.

О ТОМ, ЧЕМ МОГУТ РАЗДРАЖАТЬ ДЕТИ, И О БОЯЗНИ НЕ УГАДАТЬ

Я не люблю детей. Все моменты, связанные с детьми, меня раздражают. Вот вчера видел маму с ребенком на остановке общественного транспорта. Это катастрофа! Капризные дети, которых мамаши порой рожают неизвестно от кого. Мне в этом отношении очень жалко детей. Бывает, человек занимается любимым делом, как я, например, и может с уверенностью сказать: это мое. Так же и с детьми: ты можешь сказать про них «да, это мое» или, наоборот, с грустью признать, что это совсем не так. А если вдруг в этот процент, для которого ребенок «не мое», попаду я? Что тогда? Быть воскресным папой? Я через это прошел и этого не хочу. Не хочу, чтобы из-за меня оказались искалеченными сразу три или даже больше судеб. Может, через какое-то время я сердцем почувствую, что дети – это мое. Тогда я объявлю на всю страну, что женюсь. Но пока я очень боюсь с этим не угадать.

О ТОМ, КАК 35-ЛЕТНИЙ ЧЕЛОВЕК ВДРУГ МОЖЕТ СТАТЬ 5-ЛЕТНИМ, И О ТАТУИРОВКАХ

В 30 лет я начал новую жизнь. Можно сказать, мне только пять лет. И за это время, кстати, я уже многое успел. До этого я вел неправильный образ жизни. У меня внутри был мощный протест против всех моральных, этических и христианских принципов. Это было медленным погружением на дно. Еще чуть-чуть – и никто бы никогда не узнал, что есть такой человек. Я от этого не открещиваюсь. Это было страшно, но это был я. Тогда я тоже что-то делал, творил... И вот в один из таких однообразных пьяных будних дней я вдруг трезво увидел, что стою на краю. И нашел в себе силы кардинально все изменить: полностью отказался от алкоголя, а не так давно еще и бросил курить. Я всегда мечтал сделать себе татуировку. И вот нашелся повод: в 30 лет я сделал ее как напоминание о том, что обратной дороги нет, что я иду только вперед. Некоторые говорили: татуировки уже не в моде. А мне до этого не было дела, просто я знал, для чего она мне нужна, и все.

О ТОМ, ЧТО ПЛОХОГО В СВАДЬБАХ И КОРПОРАТИВАХ, И О СТЕРЕОФИЛЬМАХ

Даже в самые голодные времена я не соглашусь вести свадьбы и корпоративы. Для меня то, что происходит на сцене, – это таинство. Между залом и людьми на сцене всегда существует некая невидимая стена. Я увлекаю зрителя за собой, веду его по одному мне известной дорожке, стараясь, чтобы к концу мероприятия он оказался вместе со мной по другую сторону этой стены. Чтобы, как в стереофильме, на него полетели бабочки, либо его накрыло волной, – чтобы он оказался вместе со мной на сцене. А на свадьбах и корпоративах все сидят и ждут – мол, давай, весели нас.

НАПОСЛЕДОК

Мне очень нравится имя Таня. Потому что это единственное имя, у которого есть свой день – Татьянин день.

 

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.