Видео реклама

 

Паданне

Святой источник

Святой источник

Звуки охотничьих рогов становились все глуше. Князь уже почти не слышал их. Все внимание его было направлено вперед, туда, где меж ветвей мелькало стройное тело лани. Это была крупная сильная самка. Перепрыгнув почти что через головы княжеских ловчих, она вот уже два часа вела за собой князя куда-то в самую глушь.

Но вот вконец загнанная лань остановилась и, тяжело дыша, повернулась к князю, чтобы достойно встретить смерть. Князь натянул лук, и вдруг... лань исчезла. Вместе с нею поплыли, закачались, растаяли во тьме кроны деревьев. Князь опустил лук и провел по глазам рукой. Глаза слезились. Князь выставил руку — и не увидел ее.
— Что это? — прошептал он и слегка пришпорил коня.
Конь медленно, но уверенно пошел вперед. Значит, он видел дорогу. Страшная догадка поразила князя: он ослеп!
Не раз приходилось князю встречать слепых людей. Это были дружинники, утратившие зрение в битвах, и седые старцы, глаза которых гасли медленно и долго. Но чтобы ослепнуть вот так, сразу, без всякой хвори?! Князь злобно хлестнул коня, и тот, взвившись на дыбы от неожиданности, сбросил всадника. Трава мягко приняла его. Мгновенно он вскочил на ноги и позвал коня. Ржание донеслось откуда-то издалека.
Некоторое время князь двигался в ту сторону. Потом остановился, опустился на землю. Со стоном метался он по траве, в ярости рвал ее. Его сильное тело не могло и не хотело смириться с неизбежным. Но вскоре отчаяние сменилось тупым безразличием. Князь понял: это конец.
Вдруг хрустнула ветка. Князь вздрогнул. Кто-то приближался к нему. Человек? Зверь? Призрак?
— Не подходи! — закричал он. — У меня хватит сил, чтобы сразить тебя!
— Зачем же, князь Семен Мстиславский, тебе жизнь бедного отшельника? — раздался тихий, как шелеп травы, голос. — Я встретил твоего коня. Он ушел очень далеко. Что случилось, княже?
— Ты и вправду отшельник? — недоверчиво проговорил Семен Мстиславский. — Может, ты — враг мой? Может, ты пришел, чтобы взять мою жизнь?
— Приглядись, княже. Такие, как я, не убивают, — так же тихо отвечал отшельник.
— Я тебя не вижу, — горько, но уже спокойно вымолвил князь. — Я слепой, человече. За что со мною случилось такое, — не знаю. Но ежели взор мой погас навсегда, лучше мне умереть!
— Не надобно звать смерть, княже. Она сама придет, когда пробьет твой час, — большие мягкие руки опустились на плечи князя, помогая ему встать.
— Иди со мною, княже, не бойся, — вздохнул отшельник. — Никто не тронет тебя, пока ты под моей защитой.
Они шли совсем недолго.
— Когда-то тут бил ключ, — задумчиво рассказывал отшельник. — И вода была целебной, и многие болезни лечила. В почете у людей места эти были: стекались они сюда за святой водой со всех краев. Но потом повелел отец твой, князь Ольгерд, засыпать источник. За то, что конь его, склонившись к воде, поскользнулся и сломал ногу.
Удивленно слушал князь отшельника, который пытался собрать в берестяной ковш хотя бы несколько капель ценной жидкости.
— Если б, княже, тебе воды этой попить да глаза ею промыть, может, и отошла бы слепота. Да разве же соберешь?! — вздохнул старец. — Тяжкий грех взял на свою душу отец твой, засыпавши Божью криницу. И недуг твой — не иначе, кара за грех тот.
Тогда прозвучал упрямый голос князя:
— Я буду видеть, слышишь? Буду! Собственными руками расчищу воде путь, дам ей волю!
Семь дней жил князь в лесном обиталище отшельника. Незрячий, час за часом он раскапывал похороненный заживо святой источник. И тот возродился. И пил воду эту князь большими жадными глотками, и подставлял глаза свои под нее, и слезы радости, мешаясь с брызгами, стекали по щекам его.
И тогда он увидел, сначала неясно, а потом все выразительнее ветви дерева с трепещущей зеленой листвой и прекрасный, будто бы сотканный из света лик Богородицы. Над головою князя в кроне старой липы сияла чудом явленная в этих глухих местах икона.
И опустился перед образом Пресвятой Семен Мстиславский на колени.
— Царица Небесная! Свет неугасимый! Звезда путеводная! Хвала тебе, той, которая милосердно разрушила оковы греха и помиловала осужденного на мучения.
И услышал князь в ответ дивный голос, исходящий от образа:
— Раскрой сердце свое и душу, князь Мстиславский, ради того, чтобы услышать то, что надлежит тебе узнать. Не карой была твоя слепота, но испытанием. Ты признан достойным своего предназначения. И поведала Дева Мария, что будет великая битва. И что Семен Мстиславский, избавленный от гордыни и очистивший помыслы свои от суеты, станет тем, кто решит ее исход.
— Что могу я сделать ради тебя, Светлая? — со слезами на глазах вымолвил Семен Мстиславский. — Хочешь, откажусь от княжения своего и стану простым ратником?
— Князь, в той великой битве должен ты вести полки. Не отказывайся же от своей власти.
— Хочешь, дам обет безбрачия, чтобы после битвы стать иноком?
— Ты должен жениться, чтобы продолжить свой род на этой земле. На поле брани ты придешь не один, но с сыном своим, который тоже станет героем. Вражьи мечи и стрелы минуют вас, ибо будет над вами развернут мой покров.
— Хвала тебе, Пресветлая! Хочешь ли, на месте этом построю святую обитель?
— Да будет так! — промолвила Дева Мария.
И возник-восстал вкруг целебного источника Мстиславский Пустынский Успенский монастырь. Чудотворная икона Богородицы стала главной святыней его, а первым настоятелем — добрый старец-отшельник.
Прошло ровно тридцать лет с того дня, как Семен Мстиславский услышал предсказание Богородицы. И выступил он по призыву Великого князя Литовского Витовта во главе трех полков своих — Мстиславского, Отшанского и Смоленского — на Грюнвальд.
Жестокие и коварные крестоносцы противостояли на поле битвы славянскому воинству. Победа клонилась в их сторону. Великокняжеское войско уже побежало под натиском железной конницы противника, когда на пути крестоносцев встали ратники князя Семена. Они почти все полегли, сдерживая врага. Но за это время князь Витовт сумел остановить своих воинов и вновь вступить в бой. Великая битва, предсказанная самой Богородицей, была выиграна.

Время разрушило и обветрило стены Пустынского монастыря, где приняли благословение на битву три непоколебимые хоругви. Люди забыли, где находится могила героя Грюнвальда, Семена Ольгердовича. Но и теперь живет, весело струится святой Мстиславский источник, ибо уходит зло, а добро переживает века.
Теги: архив  паданне  
 
Ирина Масленицына, Николай Богодзяж

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.