Видео реклама

 

Горячая тема

Одинокие папы

Одинокие папы

В обществе давно укоренился стереотип: детей должна воспитывать непременно мать. Одинокий мужчина с ребенком в глазах многих выглядит не совсем естественно, а для некоторых это вообще некие фантастические существа, подобные снежному человеку: о них иногда говорят, но никто не знает, есть ли они на самом деле. Есть! Сегодня в Беларуси насчитывается больше 45 тысяч одиноких пап. Отцы-вдовцы, отцы-завоеватели, отцы-усыновители... «ЖЖ» счел очень важным познакомиться с этими героями нашего времени, которые, вопреки сложившемуся стереотипу, взяли на себя смелость и ответственность воспитать своих детей.

СЕРГЕЙ БАЛАКИН:
«ЛЮБОВЬ – СМЫСЛ МОЕЙ ЖИЗНИ»

Проблемы с женой у Сергея начались еще до рождения дочери. Любительница шумных застолий и веселых компаний Алина, даже будучи беременной, уходила «на всенощную». Потом возвращалась и, заламывая руки, клятвенно обещала, что подобное больше не повторится. Как это обычно бывает, «подобное» повторялось все чаще. Но сколько веревочке ни виться, конец рано или поздно наступает... Сигнал тревоги, возвестивший о том, Что у жены Сергея серьезная алкогольная зависимость, а их семейной жизни, похоже, пришел конец, прозвучал в квартире пронзительным телефонным звонком.

- Мне позвонили и сообщили, что моя трехмесячная дочь в больнице, а ее мать — в милиции. Это была последняя капля, упавшая в чашу моего терпения. Я понял, что единственный выход — расстаться.
Тем не менее, на развод Алина подала сама — пройдя курс лечения от алкоголизма. Сам Сергей, несмотря ни на что, сомневался до последней минуты.

Даже в суде просил жену одуматься, бросить пить и сохранить семью. Если не ради любви, то ради Любы! Но Алина была непоколебима. Вопрос, с кем останется дочь, на тот момент даже не стоял. «С ним ей будет лучше», — сухо сказала мать. Сергей до сих пор помнит, как округлились глаза судьи...
— Честно говоря, не ожидал, что жена так просто отдаст мне ребенка. Как любящий отец, я, конечно, был счастлив. Но как Мужчину подобная «материнская щедрость» меня просто ошарашила. Ни о какой борьбе за ребенка и речи не было. Она отказалась от нее с такой же легкостью, с какой отказываются от ненужной вещи.
Когда же я подал встречный иск — на алименты, — ошарашена была уже она. Сделал я это вовсе не из-за денег, а чтобы человек почувствовал хоть какую-то ответственность.
Немолодой мужчина — один на один с маленьким ребенком. Какие чувства владели Сергеем после ухода жены: страх, недоумение, растерянность?
— Прежде всего, радость. Как ни странно, это не было для меня стрессом. Все-таки у меня был кое-какой воспитательский опыт: дочери от первого брака сейчас уже 28 лет. Да и Любаша у меня драгоценная. Тяжело ли нести пуд золота? Нелегко. Но если он твой, то до чего же это приятно!
Со своей первой женой Сергей прожил 5 лет. Чтобы насолить бывшему супругу, после развода она запретила дочери с ним встречаться. Девочка прибегала к отцу тайком после уроков.
— Реальность такова, что женщинам дается приоритетное право на воспитание детей. И часто они начинают этим правом спекулировать. Не разрешают видеться с ребенком, не допускают к воспитанию. В этом отношении дамы более жестоки.
Стирка, готовка, уборка... Бантики, хвостики, косички... Как истинный отец-молодец, Сергей делает все, чтобы отсутствие материнской заботы не отразилось на девочке. Даже в свои два, уверен он, дочка многое понимает. И переживает. По-своему, конечно.
— Я всегда говорил: у ребенка должны быть и мать, и отец. Какие бы они ни были! Желательно, конечно, родные. Я не против общения Любы с мамой.
К некогда любимой супруге Сергей отвозит дочку обычно по выходным. В те несколько минут, когда они все вместе, держась за руки, идут от остановки к дому, глаза Любы горят по-особому. Справа — папа, слева — мама. В сущности, как мало и одновременно как много нужно ребенку для счастья.

С Сергеем Балакиным и его двухлетней дочкой Любашей мы договорились встретиться в сквере у замерзшего фонтана. Высокого плечистого мужчину с ребенком на руках я заметила еще издалека. Моросил мелкий дождь, и, вероятно, поэтому девочка капризничала. Я подошла ближе и поздоровалась.
-Люба, скажи тете «здравствуйте»! — попытался отвлечь ребенка отец.
При виде меня малышка плакать перестала и даже рассмеялась. Из-под аккуратно обмотанного поверх розовой курточки шарфика торчал только нос. Я почему-то вспомнила свое детство. Мама точно так же укутывала меня шерстяным платком и строго-настрого запрещала дышать ртом.
— У нас же все по режиму. Вот мы в ожидании ужина и расхныкались, — папа бережно опустил девочку на землю и начал свой рассказ...
— Как думаете, вы еще когда-нибудь женитесь? -деликатно интересуюсь я уже в конце его повествования.
— А почему нет? — улыбается Сергей. — Если я встречу искреннего человека, который полюбит Любу, вполне возможно. Вы знаете, завтра мне исполняется 50, а у меня такое чувство, будто настоящий смысл моя жизнь начинает приобретать только сейчас.
По тому взгляду, который он бросил на часы, я поняла, что им пора. Свой полувековой юбилей Сергей Балакин решил отметить в семейном кругу — вместе с дочкой они отправились гулять в парк. А что еще нужно, когда Любовь — смысл жизни, а ее озорной смех — лучший подарок...
- Недавно мы вместе с гостями рассматривали семейный альбом. Меня поразило, что на всех фотографиях, в том числе на тех, где мы с женой вместе, Люба показывала исключительно на папу. Причем даже если ее спрашивали: «А где мама?».
Начинающий «ма-па» на ночь читает дочке стихи. А в свободное время они вместе смотрят «Мэри Поппинс, до свидания». Сергей мечтает, чтобы Люба выросла не только здоровой, но и интеллектуально развитой девочкой. И воспринимала семью как главную ценность. Когда Люба вырастет и начнет задавать вопросы о маме, что он скажет?
- Я буду ей врать. Я не хочу, чтобы она думала, что ее мама плохая. Если она не станет на путь истинный и окончательно откажется от участия в воспитании Любы, наверное, придется придумать какую-то историю вроде той, что рассказывают про отцов — полярных летчиков или космонавтов.

АЛЕКСАНДР АРТАМОНОВ:
«МОИ СЫНОВЬЯ САМИ МЕНЯ НАШЛИ!»

История этой уникальной семьи началась в 1989 году. С газетной публикации. Материал о завернутом в красное одеяльце младенце, которого мать-кукушка оставила на перроне Полоцкого железнодорожного вокзала, до глубины души тронул 32-летнего учителя музыки из Сибири. Александр Артамонов тогда твердо решил: подкидыш станет его сыном. Но, написав письмо автору статьи, ответа не получил. Он ведь не знал, что был одним из 120 тысяч советских читателей, пожелавших принять трехмесячного малыша в свою семью...

То ли определенную роль сыграл тот биографический факт, что Артамонов сам в детстве остался без родителей и один воспитывал младшую сестричку, то ли в него просто поверили... Кто знает, что повлияло на решение органов опеки. Но возможность усыновить Германа Степановича Октябрьского (так подкидыша окрестили в детском доме: имя — в честь заметившего живой сверток машиниста поезда, фамилия — по аналогии с месяцем, в котором нашли, отчество — почему-то вспомнили о михалковском милиционере дяде Степе) дали именно Александру Викторовичу.
— Когда я получил на руки документы, которые подтверждали, что Герман — мой сын, с фамилией Артамонов и отчеством Александрович, то буквально физически ощутил, как на плечи опустился невидимый груз ответственности. И в ту же секунду пришло осознание того, что теперь я — папа. И судьба этого ребенка — в моих руках!

Борьбу за своего первенца Александр Викторович вел не один год. Неженатый мужчина захотел усыновить мальчика: одним это казалось странным, другим — и вовсе подозрительным. Долгое время Герман воспитывался в Витебском дошкольном специализированном детском доме. Находясь в культурной столице Беларуси и оформляя документы на усыновление, своего будущего сына Артамонов навещал каждый день. Заодно приносил гостинцы и Гериному другу Сережке. Мальчик с такой преданностью заглядывал в глаза Александру Викторовичу! Вскоре он, так же как и Гера, стал называть холостяка папой.
— Однажды Сережка подошел ко мне и с надеждой спросил: «Папа, а ты ведь и меня скоро к себе заберешь?». И тогда я дал слово, что обязательно за ним приеду. Свое обещание, как видите, исполнил.
Удивительно, но факт: Александр Артамонов был первым человеком, пожелавшим усыновить детей из витебского детского дома — учреждения для ребят с особенностями психофизического развития. У Германа были проблемы с речью, а пятиклассник Сергей не знал даже таблицу умножения.
Молодой папа переживал и боялся, что мальчишки никогда не наверстают упущенное. Для того чтобы они нагнали сверстников, пришлось приложить немало усилий. Никто тогда даже представить не мог, что Герман окончит школу и два высших учебных заведения с отличием и станет ученым-литератором, а Сергей поступит учиться на повара, отслужит в армии и увлечется сочинением электронной музыки.
— Вот сейчас мода такая пошла — ходить по детским домам и выбирать детей, похожих на себя. Мол, у этого ручки некрасивые, у того глазки не мои... Но я-то не выбирал! Мои сыновья сами меня нашли. Я так считаю: есть ребенок — возьмите его в семью. Пускай живет! Я убежден: не бывает плохой наследственности — бывают плохие воспитатели.
Наверное, это судьба такая — детей спасать. Юра в семью Артамоновых попал по воле случая. Еще на Севере врачи порекомендовали Герману по состоянию здоровья сменить климат. С сыновьями Александр Викторович переехал в Солигорск. В местный детский дом стали ходить все вместе. Артамоновы приносили сиротам сладости, книжки, игрушки. Больше остальных к дружной мужской семье привязался восьмилетний Юрка.
Правда, воспитатели не советовали его усыновлять — мальчик был чересчур своенравным. Но на семейном совете Артамоновы все-таки решили забрать сорванца к себе.
— Сейчас наш Юрка учится в 9-м классе, имеет разряд по шахматам и увлекается спортом. Бокс, настольный теннис, плавание. И все у него получается.
Самый младший из Артамоновых — Виталик — появился в семье три года назад. Улыбчивый мальчишка о своем прошлом вспоминать не любит.
— Тут не то что в детдоме — обедают по звонку. Сладости всегда на столе — подходи и бери. И лишний чупа-чупс купят, да и вообще балуют. Все здесь по-другому...
Виталик — мальчик из неблагополучной семьи. Однажды его чуть успели вынести из горящего дома. Сирота при живых родителях, парнишка о кровных отце и матери сегодня и не вспоминает. Александра Викторовича считает самым близким человеком на свете. Они даже внешне похожи.
Александр Викторович встретил меня на пороге своей квартиры. Невысокий мужчина со светлыми глазами в зеленом кухонном фартуке. Он передал нас в руки сына Виталика и скрылся на кухне. Первое, что бросилось в глаза, — вереница до блеска начищенных пар мужской обуви в прихожей. В уютной гостиной — фото сыновей. Первый в Беларуси одинокий мужчина-усыновитель, он уже почти два десятка лет — мама, папа, бабушка и дедушка в одном лице.
Он появился в гостиной с тарелкой румяных оладий в одной руке и чайником — в другой:
«Настоящий мужчина должен уметь и обеды готовить, и гвозди забивать, Я могу и технику ремонтировать, и салфетки связать. А вот эти шторы я сшил своими руками», — он указал на красивые коричневые портьеры. Мы сели за стол и начали беседу...
...Наш диалог прервал телефонный звонок. Очередное поздравление в адрес Александра Викторовича. Накануне ему вручили премию Белтелерадиокомпании «Большое сердце» — за исключительный случай акта милосердия.
«Очень приятно!» — с улыбкой признался он.
Отец от Бога... Я смотрела на этого человека с восхищением. И думала: вот на таких, как он, — искренних, бескорыстных, самоотверженных мужчинах, наверное, и держится мир. О чем мечтает этот человек? Прежде всего о том, чтобы его сыновья -Герман, Сергей, Юра и Виталик — выросли хорошими людьми. И еще он хочет, чтобы однажды все детские дома в Беларуси закрылись за ненадобностью, а каждый одинокий ребенок нашел свою семью. Приемную или опекунскую — не важно. Главное, чтобы его там любили и приняли как частичку своей души.
— Я не единожды задавался вопросом: «Почему бросают детей?», но ответа так и не нашел. Как можно променять улыбку ребенка на стопку водки? В нашей стране тысячи детей становятся сиротами при живых родителях. Впрочем, назвать родителями людей, погрязших в пороках и лишивших ни в чем не повинных малышей счастья, вряд ли можно.
Тему личной жизни Александр Викторович развивает неохотно. Отвечает коротко: «Как-то не сложилось...». Несмотря на то, что за эти годы ему приходило множество писем от разных женщин, второю половинку для своего большого отцовского сердца Артамонов так и не нашел. Хотя кто знает, возможно, это только пока...
— Одним хотелось видеть рядом с собой мужчину два метра ростом с атлетическим телосложением. Других пугало, что мои мальчишки — не родные, усыновленные... Вот так и живем дружной мужской компанией уже много лет и счастливы.

ОЛЕГ БАКУЛИН:
«МОИ ОТЦОВСКИЕ ЧУВСТВА СУД СЧЕЛ ПРИЗНАКОМ ДУШЕВНОГО РАССТРОЙСТВА»

В прошлом статный пилот гражданской авиации, мог ли он 20 лет назад представить, в какие воздушные ямы забросит его судьба...
Все начиналось в лучших традициях сентиментальных романов. В скромную девушку из глубинки 23-летний летчик влюбился с первого взгляда. Через пять дней после первого свидания они уже варили свои первые щи на съемной квартире. Вскоре поженились и очень быстро переехали в собственные апартаменты. Лапушки-дочки появились на свет с разницей в год: сначала — Аленка, потом — Олечка. Но счастливая супружеская жизнь девушке быстро наскучила. Впрочем, как и воспитание детей.

- Возвращаясь из командировок, я сам готовил, убирал, стирал пеленки, забирал дочек из детского сада, в который жена отдавала их даже тогда, когда у них была высокая температура. Сидеть с больными детьми она не хотела. А однажды просто пришла и сообщила, что влюбилась в другого и подает на развод.
Имущество плюс алименты. Эти вопросы волновали супругу больше других. Олег согласился отдать жене все. Но его, любящего отца, прежде всего волновала судьба дочерей. Он поставил условие: детей воспитывать вместе. На что услышал категоричное «нет». Суд поддержал ее. Так началась, пожалуй, самая известная в нашей стране история «отцовской войны», которая длилась почти 5 лет.
— Есть такое понятие, как сложившаяся судебная практика, которая идет в противовес закону. По закону мать и отец имеют равные права на ребёнка, но в реальности этого равноправия не существует: Есть так называемое мировое соглашение, по которому без всяких споров женщина может передать ребенка отцу Однако если возникает конфликт — детей чаще отдают матерям. Был даже случай, когда ребенка передали на воспитание маме, которая страдала шизофренией и издевалась над ним!
На войне как на войне. Липовые справки, лжесвидетельства и даже физические угрозы. Злость на экс-супруга женщина срывала на дочках. После очередного приступа гнева, когда одна из малышек отказалась называть сожителя мамы папой, она избила дочь. По свидетельствам судмедэкспертизы синяки на теле девочки доходили до 11 сантиметров.
— Пока шел судебный процесс, мне пришлось забрать дочек и уехать. Действовало решение суда о передаче детей матери, и она с милицией преследовала меня повсюду. В другой стране, в другом городе я подпольно устроился "воспитателем в детский сад, куда ходили Лена и Оля. Наконец пришло время идти девчонкам в школу, но ведь мы были нелегалами и не значились ни в одних списках. Я взялся обучать их дома. Программу пяти классов мы прошли за три года.
О том, что пришлось пережить за это время, Олег Бакулин может рассказывать бесконечно. Справедливость восторжествовала после четвертого обращения в Верховный суд. Девочек официально передали на воспитание отцу.
— Традиционно мужчина считается сильным полом. Но с правовой точки зрения мы — слабее некуда. На борьбу за справедливость я потратил 5 лет жизни. Да, я пробил бетонную стену. Но до меня все отцы об нее «разбивались».

 
Виктория Борткевич

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.