Видео реклама

 

Слово и дело

Главный режиссер ТЮЗа Наталья Башева

Главный режиссер ТЮЗа Наталья Башева

Каждый человек – кузнец своего счастья. Истинность этого выражения Наталья Башева, главный режиссер столичного Театра юного зрителя, подтверждает своим примером. Наталья поступала на режиссерское отделение, имея два диплома по специальностям, совсем не родственным театральным, и опыт работы архитектором. К театральной режиссуре она шла вопреки всему и невзирая ни на что. Чтобы быть на своем месте и от этого чувствовать себя счастливой.

- Все копилось, как снежный ком. В юности к чему-то стремишься, не понимая еще, чего хочешь: разум говорит одно, сердце — совсем другое. Кидает из стороны в сторону, потому что много эмоций. Мне всегда хотелось быть актрисой. Какая режиссура?! О, нет! Режиссер, представлялось тогда, — это здоровый бородатый мужик, который матерится, орет на актеров. А об актерстве мама постоянно говорила: профессия несерьезная. В результате пошла учиться на «серьезного» художника-керамиста. И пошло по накатанной: красный диплом, инженерно-строительный институт, одно из лучших распределений и работа архитектора. Все хорошо, гладко. И я стала задыхаться. От этой ну не моей работы, от чувства ненужности, что ли? Сижу, помню, за кульманом. Дождь за окном, а у меня дождь на душе. Плачу, потому что жизнь уходит. Понимаю: смысла в ней нет. Когда, уволившись с работы, поступала в театральный, думала, мама меня из дому выгонит, потому что пошла против семьи. Готова была и на это. Все поставила на карту.

- Не боялись, что в итоге окажется: не так-то и хотелось этого, да, собственно, и не этого вовсе...
- Боялась. Я человек анализирующий, пытаюсь вперед заглядывать: «Что будет, если сделать так... а что, если иначе...». Естественно, боялась. Представляла: допустим, не поступлю, а я же уже уволилась с работы. Что тогда? Куда мне? Осознавала, что все надо будет начинать с нуля.

- Все это говорит о вашей внутренней силе.
— Не знаю... Это не сила, может быть, а невозможность жить, как предлагали обстоятельства. Да просто искала «кислород». Не могу назвать себя сильным человеком. Я мнительная. Только муж знает, что происходит со мной ночами: слезы, истерики. Но как-то снова и снова собираешься... Главное — не терять веру, что результат того, что делаешь (если делаешь, конечно, хорошо), перекроет все страдания. Ну а без испытаний ведь никак.

- Семейных пар, где муж-режиссер, а жена-актриса, много. В вашей семьенаоборот, причем с мужем вы работаете в одном театре. Как это сказывается на взаимоотношениях?
— Работаем в одной сфере, однако мы разные люди и часто смотрим на одно и то же профессиональными, но разными взглядами. Дома я свято стараюсь придерживаться того, что муж в семье — главный. Я так считаю. Но, к сожалению, у меня мужская профессия. На работе я для своего мужа начальник. Сложность самая большая — в моментах перехода: вот мы дома, а вот — на работе. Иногда не успеваем перейти, и поневоле личностные взаимоотношения проникают в рабочие. Это мешает. Дома себе говорю: стоп, я здесь не начальник, здесь я подчиненный. Еще сложнее мужу, лидеру по натуре, принимать матриархат на работе.

- Но то, что занимаетесь, по сути, одним делом, наверное, во многом и помогает?
— Безусловно. Взаимопонимание, по большому счету, именно благодаря этому. Попробуй мужу, который работает, допустим, на заводе мастером, объяснить, что его жена-актриса на сцене не любовь крутит, а выполняет свою работу. Мы с мужем, бывает, до утра разговариваем. Большое счастье, когда супругам есть о чем поговорить. О работе много разговариваем. Актер — это инструмент,
с которым работает режиссер, любимый инструмент. Муж как актер меня устраивает. Есть с чем работать. Он даже сам не понимает еще, что у него внутри есть. Иногда сложно убедить его в том, что он то или иное умеет. Важно, что муж доверяет мне как режиссеру... Хотя разное бывает. Действительно, хорошо, что у нас сходные профессии. Иначе нам было бы трудно. Я бы вообще чувствовала себя одиноким человеком... Люди искусства особенно остро чувствуют смысл своей жизни в нужности кому-то. Если они не нужны, то мучаются, страдают. А близкие, как никто понимающие тебя, здорово помогают разобраться: в правильном ли направлении ты идешь, твое ли это, нужно ли кому-нибудь то, что ты делаешь.

- По-вашему, главное для человеканайти себя в какой-то деятельности? А как же извечная ценностьсемья?
— Когда заболевает ребенок и ты плачешь у его кровати, оттого что ничем не можешь помочь, понимаешь: главное — родные. Если с ними что-то случается, осознаешь: все остальное — пустое. Это понимаю умом и сердцем. Но! Я точно знаю: моему сыну нужны счастливые родители.
А зарабатывая деньги через страдания, приносишь эти страдания и домой, а они ложатся на родных.

- Если честно, мне сложно представить вас в быту, с кастрюлями например...
— А я и не очень-то дружна с кастрюлями (улыбается). Нет, я умею готовить, иногда делаю это с удовольствием. Я же украинка. С молоком матери впитала: если не умеешь готовить — замуж никто не возьмет. Помню свои первые вареники — величиной с ладонь, синие, резиновые, но ведь собственными руками приготовленные. Могу сварить вкусный борщ... раз в год — пожалуйста (смеется).

Работа в Театре юного зрителяваш выбор или так сложилось?
— Мой выбор. Однозначно. Мне всегда нравились сказки. Не в их традиционном смысле, а когда с людьми что-то необычное происходит, какие-то экстремальные ситуации. «Ромео и Джульетта» — сказка? Сказка. Потому что это — прекрасно, это чрезвычайно экстремальная история, которая порождает чудеса человеческого духа. А в литературе для детей такого очень много. Взрослые забывают, что были детьми, что можно восхищаться, верить в чудо. В детский театр пришла, потому что чувствовала, да и сейчас чувствую: мне надо что-то сделать, надо много своей души вложить — для детей, для ребенка, который живет внутри меня, сделать для собственного ощущения чистоты, света... не знаю... Это цель, смысл. Профессия наша делает души, чувства. Но, к сожалению, сейчас это не очень нужно. Сейчас нужна колбаса, и не просто — с икрой. Вот это ценится. А человеку ведь, по сути, очень мало надо.

-С какими чувствами приступаете к каждой новой работе?
— Слава Богу, последние годы беру работы, которые мне нравятся.
А ведь очень часто приходится делать что-то через компромиссы: не тот актер, не тот художник — но очень хорошие люди, слабый материал — но тема хорошая, не очень хорошая тема — но много выгодных ролей. Буквально недавно еще раз серьезно задумалась о том, как важно в профессии не идти на компромисс. Нельзя уговаривать себя, что вроде бы то или иное не очень важно. Все важно, до мелочей. И когда я беру новую работу, мне она болит, она меня волнует — только так можно заразить волнением актеров, зрителей.

Что в профессии режиссера раздражает?
— ...Не объяснишь ведь актеру, почему ему дана эта роль, а не другая. Очень трудно, когда два состава. Какой первый, какой второй? Один едет на фестиваль, другой остается. А все хорошие, никого нельзя обидеть. Вот этого больше всего не люблю. Я понимаю: это от моей слабости. Лучше сказать правду человеку в глаза, чтобы он ничего не думал. Но, Господи, как же это трудно! Бывает, актер настолько все переживает, что у него случается нервный срыв.

- Как «сотрудничаете» со своим вдохновением?
— Никогда не знаешь, откуда вдохновение приходит, важно просто «унюхать» что-то, схватить и потом идти дальше. Бывает, слушаешь музыку и — о! то, что нужно по ощущениям. Когда находишь нужное в музыке, она тебе все расскажет. Просто надо видеть и слышать... И, конечно, наблюдения. Вся наша профессия, все, что мы делаем, черпается, кроме собственных ощущений, полета души, из жизни. Например, когда осенью начинают палить листву, я сразу четко вспоминаю свою первую любовь, субботники. И вот в одном спектакле построила сцену на листьях, на дыму. Еще мне, для того чтобы, как говорится, что-то родить, надо обязательно находиться в маленьком пространстве — чтобы никаких звуков, отвлекающих визуальных моментов. Часто сижу в темноте. Как бы исчезает граница между реальностью и нереальностью. Кажется, можно заглянуть куда-то, куда обычно заглянуть невозможно, вроде как открываются какие-то мозговые окошки...

 
Наталья Стасько

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.