Видео реклама

 

Явление

Детские сказки о жизни

Детские сказки о жизни

Август тринадцать лет назад. В открытые окна пригородного рейсового автобуса врываются горячий летний воздух, аромат полей и частицы дорожной пыли. Мне 12 лет, и я еду на летние каникулы к бабушке – туда, где ни с чем не сравнимое ощущение свободы, разбитые коленки и смех на лавочке у дома допоздна. Мне нравится мальчик Денис – друг моего старшего брата, который, я точно знаю, тоже в очередной раз уже приехал к своей бабушке. И снова будут лето, дружба, общение и… неизбежное возвращение в Минск…
На соседнем сиденье как раз едет мама Дениса. Она оживленно обсуждает с моей мамой какие-то женские дела, которые я пропускаю мимо ушей, глядя в окно. А потом вдруг до моего детского сознания отчетливо доносится ее фраза: «А мой Денис точно нравится вашей Наташе! Может, невесткой моей станет?». И ее веселый смех…
История, разумеется, очень проста и без претензий к тому, чтобы стать сценарием к выдающемуся оскароносному фильму или послужить началом сюжетной линии книги-бестселлера. Сейчас-то намеки на проявление симпатии к противоположному полу со стороны посторонних людей мы либо пропускаем мимо ушей и своего сознания, либо считаем дурным тоном, либо снисходительно улыбаемся в ответ. А если такие выпады нам неприятны, то в адрес любителей вникать в чужую личную жизнь у нас всегда найдется пара едких и стремительных замечаний, способных поставить на место кого угодно. Это сейчас! А тогда я почему-то сгорала от стыда, мои щеки пылали, а во рту мгновенно пересохло от волнения. Мало того, что я не могла дождаться, когда же эта дорога наконец-то закончится и мы доберемся до места назначения, так к тому же я уже совсем не хотела оставаться у бабушки. Почему-то было очень стыдно и неловко, и меня накрывало ощущение того, что все вокруг знают о том, что мне нравится мальчик по имени Денис. Сейчас сама не могу понять, что в этом такого, но вот тогда это казалось трагедией. Помню, то лето прошло совсем не так, как все мои предыдущие каникулы: я старательно избегала любых встреч с родителями Дениса, которые приезжали каждые выходные, легкость, которую я так любила в летнем отдыхе у бабушки, пропала.
Сейчас я четко понимаю, что взрослые зачастую говорят детям и подросткам такие вещи, которые никогда не сказали бы взрослому человеку. Лично я очень сомневаюсь, что та самая мама Дениса могла бы озвучить на весь автобус предположение о том, что какой-нибудь ее ровеснице нравится слесарь дядя Федор из соседнего подъезда. Да, правила приличия, такта и воспитание не позволяют нам так неприкрыто врываться в чужую личную жизнь, да еще и при паре десятков незнакомых свидетелей. Почему же тогда эти правила так избирательны и мы с легкостью можем обсуждать как своих, так и чужих детей, совершенно не задумываясь о том, что даже если в таком возрасте нет «личной жизни», то точно есть ЛИЧНОЕ?!
Не у всех нас есть время на чтение книг по психологии, не все мы в спешке замечаем, что наши дети выросли, и не всегда мы чувствуем тонкую грань между тем, как именно, когда и о чем следует говорить с детьми, а о чем лучше умолчать. Размышляя на эту тему, я пришла к выводу, что зачастую правдивые, очень простые и честные истории заставляют нас задуматься даже в большей степени, чем трактаты по психологии (хотя и они далеко не лишние!). Возможно, потому, что жизнь мы воспринимаем острее, чем текст в книжном переплете.
Вспомнив тот случай в автобусе из своего подросткового летнего отдыха, я выяснила, что у большинства моих подруг были аналогичные ситуации на грани неловкости или нелепости, которые в том возрасте они очень долго переживали. Итак…
Когда Маше было 5 лет, ее родители реализовали мечту каждой советской семьи об отдыхе на море. Каждодневно Маша радовалась ласковому морю, солнцу и возможности бесконтрольно поглощать виноград в неимоверных количествах. Мама постоянно гоняла Машу за то, что она тайком таскала виноград и все-таки умудрялась есть его сверх разумной нормы. Именно тот самый одновременно злосчастный и любимый виноград и стал причиной Машиных страхов на ближайшие несколько лет.
В какой-то из дней соседи за тонкой стенкой советских пансионатов очень громко занимались сексом, барышня буквально кричала, что очень удивляло маленькую Машу. На вопрос дочери о том, почему тетя в соседнем номере так громко кричит, мама Маши, объяснила: «Тетя очень много съела винограда, и теперь ее наказывают! Она не слушала свою маму…». Маша очень любила виноград, но с тех пор, вспоминая крики незнакомой тети за стенкой и представляя то страшное наказание, которое могло их вызвать, виноград она не ела. Не ела вообще в течение нескольких лет!
Сейчас у Маши и с виноградом, и с половой жизнью все в порядке, а историю эту она рассказывает, смеясь и недоумевая, как же ее так легко смогли провести. Правда, вспоминая то время, Маша уже серьезно говорит о том, что она была очень напугана тем, что за пару лишних виноградин и с ней может случиться нечто подобное. Она действительно боялась, что теперь правда может раскрыться, что кто-то обязательно расскажет о том, сколько именно она съела винограда. Маша говорит, что тогда это был неподдельный детский панический страх перед телесным наказанием, даже несмотря на то, что родители никогда не поднимали на нее руку.
Да, без сомнений, каждый из нас попадал в ситуации, когда на прямой детский вопрос мы не находим такого же прямого и честного ответа, а скорее всего, просто не можем его произнести из-за возраста любопытного чада. Но иногда своим остроумием и умением ловко использовать ситуацию таким образом, чтобы закрыть и какие-то другие сопутствующие вопросы, мы не соотносим причину и следствие. Таким примером как раз и является история с виноградом. Сейчас она выглядит не более чем остроумная шутка неглупой женщины, которая быстро смогла сориентироваться, ответив на вопрос маленькой дочки, а заодно решив проблемы с употреблением нежелательного продукта. Дети мыслят иначе. За стенкой истошно кричит женщина, по словам мамы, ее наказывают = больно бьют, – это следствие того, что она ела виноград (причина). Вывод: маленькую Машу ожидает то же самое, так как винограда она съела предостаточно и не раз ослушалась маму. Другими словами, используя такие действенные методы в воспитании ребенка, мы должны соотносить причину и следствие той ситуации, которую приводим в пример. Только так ребенок поймет, что поступки его грозят чем-то неприятным, но в то же время это не приведет к формированию панического страха в сознании малыша.
В семье Алены эстетика и красота всегда были культом. Мама – балерина, папа – хореограф, вечера после школы за кулисами среди женщин, живущих балетом, уроки с бабушкой… С самого детства Алена знала, что у таких талантливых и красивых людей, какими являются ее родители, обязательно рождаются выдающиеся дети, а значит, она – особенный и талантливый ребенок. В прошлом сезоне Алене купили шубу из какого-то «чебурашки», которая ей страшно не нравилась. Но после заверений родителей в том, что все богатые и красивые невесты непременно носят именно такие шубы, Алена готова была носить ее не снимая. На примерке в ожидании нового сезона стало понятно, что «невеста» за год выросла, – шуба стала отчаянно коротка и по длине напоминала куртку! Именно в тот день, абсолютно не задумываясь и не вкладывая никакого негатива в слова, папа невзначай сказал, глядя на дочь в короткой шубе: ох, и в кого же это у нас такие кривые ножки? Папа сказал и забыл об этом, а Алена запомнила эти слова на долгие годы. Осознание того, что у красивых, успешных, творческих и талантливых родителей растет ребенок с кривыми ногами, доводило маленькую Алену до слез и ненависти к своей неидеальной внешности. Кроме того, она была уверена в том, что родители никогда не будут любить ее так сильно, как могли бы, если бы у нее были красивые ровные ножки, например, как у мамы. И гордиться ею они тоже не смогут – разве можно добиться чего-то с кривыми ногами? Алена, которая раньше бредила балетом и мечтала стать такой же, как мама, стала ненавидеть занятия и вскоре ее успехи в танцах сошли на нет. Юбки и школьная форма, которую приходилось носить каждый день, казались самой ненавистной одеждой, так как не могли скрыть ее «недостаток».
Алена выросла очень красивой девушкой, хорошим другом и великолепным специалистом в области PR-технологий, оставшись при этом человеком, каждый день борющимся со своими комплексами. Является ли ее неуверенность в себе следствием того, что в «идеальной семье» она ощущала себя «неидеальным ребенком», сказать сложно. Но можно быть уверенными в том, что переживаний в ее подростковой жизни было бы куда меньше, если бы не высказывание отца о ее «недостатке». Такие слова ранят любого ребенка, а в семье, где каждодневно культивируется перфекционизм, это воспринимается наиболее остро. Именно так – легко и не задумываясь – мы сами зарождаем в своих детях зерно сомнений и комплексов.
Вот так мы, три подруги, выросшие в благополучных семьях, вспоминали свое детство – безусловно, радостное и светлое, которое смогли подарить нам наши любимые родители. Никто из нас троих не был в ситуациях, когда родители бы намеренно унижали своих детей, никто из нас троих не сталкивался с насилием, но у каждой нашлись воспоминания, которые в детстве казались самыми сильными переживаниями! Эти истории – не трагедии, они просты, местами забавны, но именно такими они кажутся нам сейчас – 20–25 лет спустя. Давайте же ДУМАТЬ, что именно мы говорим своим любимым детям в попытке сделать их счастливее!

 
Наталья Басалай

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.