Видео реклама

 

Мужской взгляд

Дмитрий Астрахан: во всем виноваты женщины…

Дмитрий Астрахан: во всем виноваты женщины…

Творчески плодовит. Счастливо женат в третий раз. Родился 17 марта 1957 года в семье ленинградских историков, выходцев из Беларуси. В школе увлекался чтением, математикой и спортом. После окончания школы поступил в Ленинградский электротехнический институт им. Ульянова (Ленина), однако надолго там не задержался. В течение нескольких лет сменил несколько институтов, в итоге в 1982 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кино.
С 1981-го по 1996 год поставил более 40 спектаклей в разных театрах. В 1993 году ворвался в отечественный масскульт фильмом «Ты у меня одна», в 1995-м – продолжил тему фильмом «Все будет хорошо». С тех пор снял более 20 фильмов и сериалов, в том числе «Перекресток» с Андреем Макаревичем, «Подари мне лунный свет» с Натальей Андрейченко и Николаем Еременко-старшим, «Зал ожидания» с Михаилом Боярским, Верой Глаголевой, Вячеславом Тихоновым, Михаилом Ульяновым.
В ожидании козы
Дмитрий Хананович, почему вы вдруг бросили ЛЭТИ и ушли в искусство? Вдохновил пример Владимира Высоцкого, который из политеха ушел на Таганку?
– Во всем виноваты, как всегда, женщины. Когда мне было 17 лет, я был влюблен в одну девушку, которая очень хотела стать актрисой. Иногда я ходил вместе с ней в студии, где она занималась. Потом мы расстались, я очень переживал. Пришел как-то в гости к одной знакомой, а она в тот момент куда-то собиралась. Я спрашиваю: «Куда ты идешь?» – «На репетицию». — «А можно с тобой?». Мы пошли. В студии она пошутила: вот, молодой человек пришел поступать. Руководитель мне и говорит: ну, прочитайте нам что-нибудь. Я был мальчик довольно интеллигентный – прочитал им наизусть отрывки из «Реквиема» Ахматовой… И ушел домой. Глубокой ночью мне звонит знакомая и говорит: тебя искал руководитель, он сказал, что у тебя талант и тебе обязательно нужно играть на сцене!
Моя первая роль была в спектакле «В ожидании козы». Несмотря на веселенькое название, это была трагическая история о голоде в Поволжье в 1948 году. Сюжет такой: отец возвращается в семью после 5 лет войны и 3 лет лагерей – а там два сына, которые выросли без него. Мальчишкам по 9 и 16 лет, они привыкли жить в полной свободе, а он заставляет их работать, чтобы выжить. Жуткий конфликт между ними в итоге выливается в настоящую войну – у всех после войны есть оружие…
Я играл старшего сына – «идеолога» борьбы с отцом. Самый волнительный момент был, когда вся моя семья пришла смотреть спектакль. В конце пьесы умирал брат главного героя, я произносил финальный монолог, и зал плакал вместе со мной. Мама потом сказала: в тот момент я поняла, что в тебе что-то есть.
Вот тогда мне в кровь и проникли «бациллы успеха», я заразился искусством.
В то время я уже учился в ЛЭТИ. Потом бросил, ушел в финансово-экономический на кибернетику, проучился там еще год, но уходить в режиссуру было страшновато. Наконец понял, что театральной карьеры мне не избежать. Поступил в Ленинградский государственный институт театра. Мне тогда было 20 лет.
Славы и денег!
– За дипломный спектакль получил премию Ленинского комсомола, начал работать в театре юного зрителя в Свердловске. И тут меня призывают в армию. Я попадаю на Тихоокеанский флот. Полгода был обыкновенным матросом, потом попал в Театр флота, поставил первый спектакль, после чего вышел приказ по флотилии: «Астрахана не демобилизовывать, пока не поставит спектакль к сорокалетию Победы». Я отслужил полтора года, возвратился в Свердловск, поставил два спектакля в ТЮЗе, и в один прекрасный день получил от Юрия Александровича Товстоногова приглашение на стажировку в БДТ. Вернулся в Ленинград уже тридцатилетним, в 1988 году. Через три года возглавил Академический театр комедии имени Н. П. Акимова.
– Что привело вас в кинематограф?
– Хотелось славы и денег! (смеется.) А если без шуток: мой спектакль в зрительном зале смотрят 600 человек. Они смеются, плачут… и невольно закрадывается мысль: а может быть, могут заплакать миллионы? Появляется потребность сказать что-то большой аудитории. Вообще меня в кинематограф как будто вела какая-то мистическая сила. Я хотел снимать кино – и возможности появлялись, как по волшебству. Работая над одним из спектаклей, я познакомился с драматургом и сценаристом Олегом Даниловым. И как раз в тот момент на «Ленфильме» запускался фильм по его сценарию. Искали режиссера. Олег пригласил меня на «Ленфильм», где я познакомился с директором студии Фрижеттой Гурген-Гугасян и режиссером Алексеем Германом. Алексей Юрьевич просмотрел два моих спектакля в Ленинграде – и дал добро. Я начал работу над своим первым фильмом – «Изыди!».
Вы сняли в Беларуси уже 15 фильмов, в них часто появляются белорусские актеры, в том числе и на главных ролях. В последнем вашем фильме продолжаете эту традицию?
– Да. Вы в этом скоро убедитесь. 14 февраля выйдет в прокат мой новый фильм, где снялась Лариса Грибалева. Называется «На свете живут добрые и хорошие люди». Лариса там играет большую любовь главного героя.
А о чем фильм?
— О России, о нашем времени, о народе… веселое и смешное кино. Остальное увидите в кинотеатре.
Над чем сейчас работаете?
— Заканчиваю «Ночной таверны огонек» – фильм о том, как человек пил, был счастлив, бросил пить – и стал несчастлив. К сожалению, типичная для нашего времени история. Это будет трагикомедия с фантастическими элементами: ее герои переносятся во времени, видят, как оживает то, что не может ожить…
Многодетный отец
А в вашей собственной жизни бывали фантасмагории, чудеса и мелодраматические события?
— Сколько угодно! Например, ехал в метро, увидел красивую девушку, влюбился и… женился. Это разве не чудо? Так я познакомился со своей женой Еленой: просто подошел и сказал ей «здравствуйте». Потом мы часа четыре гуляли по Питеру, разговаривали обо всем на свете. Через 3 месяца начали жить вместе. И вот уже четырнадцатый год живем.
Разъезды между Москвой и Минском не мешают семейной жизни? Не возникает проблем с красивыми актрисами, поклонницами?
— Конечно, возникают! Но… моя жена – настоящая красавица, и я ее очень люблю. Она часто ездит со мной на съемки, мы берем с собой детей. Тут не до «производственных романов». Мы же многодетная семья, у нас пятеро детей: младшей Лизе – всего 7 месяцев, Вите – 2 года, Глаше – 4, Наташе – 9 и Маше – 13. Кроме того, с нами живет мой старший сын Паша. Ему 16 лет. Когда ему было 6 лет, его мама трагически погибла. Случился пожар, Пашу спасли, а его маму – нет... На тот момент мы с Олей уже были в разводе…
Ваши дети в курсе, что папа снимает кино, смотрят ваши фильмы?
– Да. Смотрят вместе с друзьями и родителями друзей. А вот какие из моих фильмов им больше нравятся – не могу сказать, у каждого свое личное мнение.
- В приметы верите? Когда начинаете снимать фильм – разбиваете что-нибудь «на счастье»?
— Я не особенно суеверен. Но по общекиношной традиции в начале съемок торжественно разбиваю тарелку.
Дмитрий Хананович, если бы сейчас вам дали на съемки приличную сумму – ну, допустим, десять миллионов долларов, и предоставили полную творческую свободу: снимай, что душе угодно, – вы бы КАКОЙ фильм сняли? О чем?
— Тот, который снимаю сейчас! НИКОГДА количество денег не было гарантией высокого качества фильма. Поверьте, не все в нашей работе зависит от денег…
Что для вас настоящая любовь – та, о которой вам хочется снимать кино?
— Это чувство, которое определяет всю жизнь человека. Банально звучит, но это правда. Иногда приходится доказывать какие-то простые и на первый взгляд банальные вещи. Например, фильм «Ты у меня одна» – о том, что собственную жену, ОКАЗЫВАЕТСЯ, можно любить. «Подари мне лунный свет» – в сущности, о том же, о том, как люди в 40 лет думают, что чувства уже притупились, и очень ошибаются. Если любовь была настоящей, ее не так легко забыть, отбросить. Об этом мне хочется снова и снова говорить и снимать фильмы…
Бомбу несли по Лошице
Самый известный ваш сериал – «Зал ожидания» – снимался в Минске… После показа у него был сумасшедший рейтинг, не снившийся ни «Санта-Барбаре», ни «Ментам» с «Убойной силой». Расскажите, как шли съемки, ведь я думаю, секрет его популярности – не только в Михаиле Боярском, Вячеславе Тихонове и прочих звездах.
— Над «Залом ожидания» мы все работали с большим удовольствием. Олег Данилов написал сценарий, который всем безумно понравился – и мне, и актерам. Он сильно отличался от всего, что писали и снимали в 1998 году. Это был первый фильм о приходе в Россию капитализма и, думаю, первая попытка в нашем кино осмыслить новые времена.
Поезд со столичными кинозвездами, который случайно застревает в глухом провинциальном городке, – это «поезд успеха». В то время каждый человек так или иначе решал для себя простой вопрос: а надо ли мне участвовать в бешеной гонке за успехом, правдами и неправдами лезть в этот поезд? Или лучше уйти из этой борьбы, доживать свою жизнь в спокойном созерцании? И ведь нельзя осуждать ни тот ни другой путь! Кто-то не может не бороться, так он устроен. А другому не надо ничего достигать, это ему чуждо.
Олег Данилов очень здорово поймал в сценарии этот момент – когда ломался весь старый мир. И показал столкновение разных судеб и характеров.
В том числе и таких, как герой Вячеслава Тихонова, директор детского дома?
— Да, Тихонов – великий актер и очень пронзительно сыграл свою роль. Помните его финальный монолог, когда детский дом выселяют, о том, что весь мир рухнул?
Он читает с настоящими слезами на глазах…
— Тихонов очень долго собирался с духом, готовился к съемкам этого эпизода. Он меня попросил: «Давай, когда я буду готов, я сам тебе позвоню и скажу». Во время съемок «Зала ожидания» он жил в Минске. Однажды мы снимаем совершенно другую сцену, с Михаилом Боярским, – и вдруг мне звонит Вячеслав Васильевич. «Дима, вот сегодня я бы этот монолог сыграл, если можно. Чувствую, что я готов». Я всем говорю: ребята, давайте прервемся, сейчас будем снимать Тихонова. Без вопросов, все поняли ситуацию. Приезжает Вячеслав Васильевич и просит: «Только давайте без репетиций». Он сел, настроился, включили камеру – и он выдает потрясающий пятнадцатиминутный монолог. Мы все так и обалдели. Закончил, я ему осторожненько так: «Снимем дубль?». И он опять выдает на том же эмоциональном накале. Я обнаглел, говорю: может, третий снимем? А Тихонов отвечает жалобно: «Дим, пожалей меня. Может, я тебе еще пригожусь?».
А откуда вы взяли актеров-детей? В Беларуси нашли или с собой привезли?
— Детей брали из белорусских школ с театральными классами и даже из реального детдома: такой взгляд, как у них, не сыграешь.
Вокзал Зареченска, где разворачивается действие «Зала ожидания», снимали в Минске?
– Им стала станция Минск–Восточный. Вагон стоял на рельсах прямо на станции. Съемки длились дней 10–15, на это время пришлось изменить движение поездов. Улицы Зареченска мы нашли в разных микрорайонах Минска. Проржавевшую авиабомбу – один из самых напряженных эпизодов фильма! – несли по Лошице. Но главным экстримом на съемках была даже не бомба, а погода. По сценарию мы снимаем цветущий май, а в действительности съемки начались поздней осенью. С этим, кстати, был связан совершенно ужасный случай, который произошел на съемках.
Мы снимали проезд огромной открытой кареты, запряженной тройкой лошадей. По сценарию, во время городского праздника в ней герои должны были ехать по Зареченску. В карете должны были сидеть Вячеслав Тихонов, Михаил Ульянов, Вера Глаголева, Николай Еременко-старший.
Была поздняя осень. Утром мы приехали на съемку на одну из минских улиц. Карета стоит, камеры готовы, актеры вот-вот приедут.
К нашему огромному счастью, директор картины вдруг сказал: а пусть разок проедет пустая. Казалось бы, что может случиться? Настроили камеры, карета тронулась, и вдруг… Лошади начали разгоняться, все быстрее и быстрее, и понесли. Возница никак не мог их остановить, карета помчалась по улице с бешеной скоростью…
Как мы потом поняли, улица имела едва заметный наклон и вдобавок за ночь покрылась тоненьким ледком. Карета начала скользить вниз, ее край больно бил лошадям сзади по ногам – и они понесли.
Улица заканчивалась тупиком и упиралась в парк. Со всего разгону наша карета влетела в парк и разбилась о деревья вдребезги! Возница каким-то чудом успел спрыгнуть до столкновения и отделался небольшими травмами. Я на тот день отменил съемку, мы уехали. Актеры – люди суеверные, поэтому мы тот эпизод от греха подальше вычеркнули из сценария вообще.
Кино в бомжатнике
А как снималась сделавшая вас знаменитым мелодрама «Все будет хорошо?»
— Снимали в Питере, на окраине под названием Уткина Заводь, в самой реальной общаге – три полуразвалившихся корпуса, настоящий бомжатник – никаких искусственных декораций…
Это, наверное, у меня карма такая: опять снимали зимой. Помните, в конце фильма есть эпизод с дракой двух главных героев – Пети и Коли? Мы только собрались снимать его, как повалил мокрый снег, огромными хлопьями. Мы стоим, хлопаем глазами, снег идет, что делать – непонятно. И тут пожилой опытный оператор придумывает выход: снимаем на фоне дерева! Сверху натянули тент, на заднем фоне стояло огромное дерево, так что снега не было видно, под тент каким-то чудом втиснули камеру, вот так и сняли. Актеры, разыгрывая драку, пару раз чуть не свернули аппаратуру.
Еще помню момент, когда Михаила Ульянова усаживали в инвалидное кресло… Он играл одинокого дедушку. Герой Ульянова прицепляет свою коляску к грузовику и лихо катит по трассе. На общих планах, конечно, его заменял каскадер, а вот на крупных – отдувался сам Михаил Александрович. Помню, когда он усаживался в кресло, сказал: «Ты, Дима, наверное, угробить меня хочешь?».
И вот ведь какая штука. Михаил Ульянов – великий актер, сыграл столько знаменитых ролей, но вот эту крохотную роль потом долго воспоминал. Что-то, говорит, было в этом персонаже такое… Трогательное.
Дмитрий Хананович, в последнее время вы «разрывались» между двумя столицами. Все-таки Москва или Минск? Где вам уютнее?
— Жить мне уютно и там и там. Снимать кино – однозначно лучше в Беларуси. Люди приятнее, все дешевле, переезды легче, Минск – компактный, уютный город, никаких пробок. Производственно удобный, я бы сказал.
– Переехать на историческую родину, в Беларусь, не хотите?
— В последние годы я и так большую часть времени живу тут.

 
Беседовала Дарья Костенко

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.