Видео реклама

 

Психология

Адели

Адели

Слышали ли вы о синдроме Адели? Так именуют психическое заболевание, при котором женщина настолько влюбляется в мужчину, что обладание им становится ее единственной целью. Иными словами, синдром Адели – длительная любовная одержимость. В таком состоянии леди отказываются понимать, что не вызывают ответного чувства, до последнего вдоха борются за любовь, которой нет.
Адель – дочь знаменитого Виктора Гюго, которая скончалась в сумасшедшем доме, страдая от неразделенной любви. Эта трагедия отражена в фильме Франсуа Трюффо «История Адели Г.», посмотрев который я всерьез задумалась над тем, что начинающие Адели живут в большинстве из нас…
Как случайная смерть
…Скольких подруг Лёли Мамоновой помнит ее мужественное плечо! Даже она сама с трудом припомнит всех тех, кто тыкал в него свой мокрый нос и оставлял следы потекшей косметики на футболках. И во всем этом виноваты они – Саши, Паши, Васи, Коли, которые не ответили на любовь Маш, Оль, Свет, Кать. Сказать страдалицам, что скверная это затея – то и дело влюбляться, язык у Лёли не поворачивался. Мамонова и сама еще в детском саду тягала за волосы соседа Саню, проявляя чувства и свою женскую заинтересованность. Взаимность присутствовала, и Ромео частенько не жалел для Мамонтенка тумаков.
Так в жизнь Лёли пришли мужчины, которые априори были рождены, чтобы ее терзать (или наполнить жизнь смыслом – зависело от периода отношений). По такому же сценарию познавали противоположный пол и другие девочки. Но чем взрослее мы становимся, тем глобальнее и болезненнее кажутся нам расставания, безответность чувств, безразличие.
Каждая уважающая себя женщина, которую хотя бы раз в жизни не оценил мужчина, знает массу народных рецептов для исцеления от печали. Работа, алкоголь, шоколад, друзья, клин, в конце концов. Тот самый, которым все вышибают. И, как правило, спустя короткий промежуток времени барышня готова к новым отношениям. То есть до синдрома Адели чаще всего дело не доходит. Слава богу, на плече Мамоновой не рыдала ни одна настоящая Адель. Но Лёле знакомы как минимум две особы, которые при неблагоприятном стечении обстоятельств с легкостью могли бы таковыми стать. О них и пойдет речь.
Променял
Мамонова и К. познакомились в общежитии, где бок о бок прожили ровно год. Им обеим было по 19, и самым важным обстоятельством, породнившим девушек в два счета, стал ветер, свиставший и у одной и у другой в голове. К. любила Ч., солидного мужчину под 40, звезду телеэкрана и просто одинокого подозрительного типа, живущего с котом.
К. стажировалась у Ч., а также писала ему утопичные письма обо всем и ни о чем, на которые получала такие же замысловатые, но пустые ответы. Тянулись дни, месяцы, но отношения почти не выходили за пределы эпистолярного романа. И К. – энергичная, живая, человек тончайшего ума – угасала от невозможности зажечь в нем, закрытом и холодном, огонь жизни.
О Ч. можно писать часами, хотя при этом жизнь его так и осталась под грифом секретности. Человека как нельзя лучше характеризуют поступки. Ч., к примеру, однажды сломал ногу. Ну, в этом нет ничего говорящего, скажете вы, ничего необычного. А как вам такое блюдо: мужчина со сломанной ногой на костылях спускается с 9-го этажа, чтобы повидаться с друзьями, зашедшими его навестить. Таким же макаром тянется обратно с авоськой в зубах, но и на пушечный выстрел не подпускает знакомых к своей квартире. Порностудия? Кот Бегемот? Что скрывал от людей Мистер Х? Зная о скрытности Ч., К. надеялась, что и любовь к ней он просто тщательно скрывает.
Однажды К. посетила шальная мысль попасть в его квартиру, чтобы узнать, есть ли там признаки женщины – запах ароматизированных палочек, вторая зубная щетка в ванной и прочее. За дело взялись Мамонова и П. – просто отчаянный человечек. Кем же будет П. – проституткой, заказанной для Ч. друзьями, или курьером – определились только под дверью многоэтажки, в которой жил Мистер Х. Короче, операция «Разоблачение» с треском провалилась – псевдокурьер не смогла пробить оборону крепости. В квартире Ч. не оказалось звонка, на стук в дверь товарищ не реагировал.
Мамонова и П. тогда были в приподнятом настроении – все это было настолько весело, было таким ребячеством и абсурдом, что захватывало дух. Но именно в тот вечер девочки поняли, что это не игра. После провала операции горе-агенты возвращалась к месту запланированной встречи, и оранжевая точка горящей сигареты точно выдавала место нахождения К. За те полчаса, пока Мамоновой не было, полпачки, оставленной К., как не бывало. Как эти полпачки, позднее были напрасно потрачены десятки недель, масса усилий, выплакано море слез. К. долго не хотела отпускать Мистера Х: он болел – она сидела у больничной койки, он творил – она старалась ему соответствовать, он скучал – она тосковала в унисон. Она им жила. Настал день, и Ч. сообщил, чтобы К. от него отстала.
К. молодец, она выжила. Лёля частенько вспоминает то время. Но так и не может ответить себе на вопрос: «Мамонова, а ты бы выжила, если бы тебя променяли на кота?».
Все о нем, и о нем
Из всех Лёлиных знакомых ближе К. к синдрому Адели была только сама Лёля. Открою вам страшный секрет: Мамонова знает Мамонову как никто другой, посему их с легкостью можно назвать как минимум знакомыми.
Итак, в год своего совершеннолетия все в том же роковом общежитии Мамонова повстречала Б. Можно долго извращаться, описывая мачо, покорившего сердце Лёли, но никто не сказал о нем ёмче, чем одна его знакомая:
– Знаю ли я Б.? Того самого красавчика, поимевшего пол-общаги?
В общем, она знала. Но Мамонова была убеждена, что на вторую половину общежития Б. не позарится, так как однозначно влюблен в нее. Чего только стоили их постоянная ругань и издевки, отпускаемые друг другу в спину! Опыт, полученный в раннем детстве с соседом Саней, помог Мамоновой раскусить намерения парня: «бьет» – значит любит. И Лёля старалась соответствовать возлюбленному. К примеру, расклеивала по всей общаге листовки со стихотворным рассказом о недалеком похабном мальчике Б., которого знал каждый первый. Да и вообще, издевалась, как могла. Детство…
Но тут случилось непоправимое: Б. выселили за дебош. Чувствуя, что в этом есть и ее вина, Мамонова покаялась, написав Б. слезную эсэмэску. Так началась их трехгодичная переписка по телефону, Интернету, в «аське». Она призналась, что любит Б. Удивительно, но за это время они видели друг друга только издалека и ни разу не встретились наедине: кто-то один обязательно трусил. А переписка нередко опускалась до взаимных оскорблений, и Лёля все чаще, фигурально выражаясь, ходила лесом, куда Б. ее регулярно посылал. Короче, все говорило о том, что Лёля была обузой.
Где-то с этого момента и началась одержимость, превратившая жизни двух молодых людей в кошмар. Сначала было смешно: Мамонова добивалась общения с Б., знакомясь с ним от имени разных девушек. Всякий раз он понятия не имел, что виртуальные Марины, Саши и прочие, с которыми он был готов беседовать часами, – это все та же Лёля. Потом было грустно: Мамонова стала вездесуща. Она узнавала, на каких дискотеках он бывает, какими поездами ездит, и появлялась там. Мамонова шла по следу. Мамонова сходила с ума.
Эта «любовь», которая для Лёли стала смыслом жизни, продолжалась, пока Б. не уехал жить в другую страну. Отец Б. подался за границу руководить филиалом одной небезызвестной белорусской фирмы, забрав сына с собой.
– Мне так жаль, что я уезжаю, а у нас так ничего и не было, – перед отъездом вдруг написал Лёле Б., – знаешь что, стань моей женой, ведь я люблю тебя. Давай встретимся завтра.
Завтра для них так и не наступило. Что это было, Мамонова точно не знает до сих пор. Спустя несколько дней, мучимая вопросом, почему обещанная встреча так и не состоялась, она внаглую приехала к Б. домой.
– Я пошутил. Ты же меня часто обманывала, вот и я солгал, – с такими словами Б. захлопнул дверь перед Лёлиным носом.
Так захлопнулись двери и в их отношения. Нет, конечно, Мамонова по-прежнему пописывала Б. электронные письма и даже иногда получала ответы. А параллельно с этим рыдала как белуга. А отчего рыдала? Думала, что от неразделенной любви, унижения, а, может, из-за того, что так и не добилась взаимности от этого мужчины. Может, плакало уязвленное самолюбие, амбиции, эгоизм. В любом случае Мамонова была в одном шаге от болезни, и это понимали не только ее родные, друзья, – понимала и она сама.
Колдуньи, таблетки, суицидальные мысли… Через все это пришлось пройти. Но случилось чудо. Видимо, вмешался Бог – Лёля повстречала другого. Мамонова и Б. до сих пор имеют возможность общаться, но не делают этого. Несостоявшаяся Адель вспоминает Б. с доброй грустью, но на всякий случай взяла с себя обещание никогда не любить мужчин сильнее, чем себя.
Не по-божески
Все рассказанное было бы смешным, если бы не было так грустно. Я специально рассказала истории молоденьких девушек – в юности чаще всего и теряют голову из-за любви. С тех пор как я, Мамонова, попробовала быть Аделью, прошли годы. И опыт подсказывает мне, что есть один способ не стать на путь любовного самообмана. Мудрый человек сказал однажды, что любовь – это желание добра. Если в поступках мужчины и женщины по отношению друг к другу не сквозит это желание, их псевдолюбовь – от лукавого. Оставьте такие отношения, милые мои, ненаглядные мои Адельки, – этот опыт вам ни к чему.
Конечно, было бы не мудро подгребать всех под одну гребенку – сколько ситуаций, столько и оригинальных решений. Но одно дело, когда вы ссоритесь с любимым мужем или парнем, и потом кому-то приходится заглаживать вину каленым утюгом, замачивать ее в «Фейри», словом, изгаляться ради ускользающей любви своей второй половинки. Другое дело, когда, как в песне «Cry me a river» Барбары Стрейзанд, – тебя просят наплакать реку слез. И смысл отношений сводится к издевательству друг над другом. Такие отношения надо рвать окончательно и бесповоротно. А уж добиваться любви и подавно не стоит – не по-женски это как-то, не по-божески. Все начинается с любви. Заметьте, начинается само по себе.

Теги: психология  
 
Лёля Мамонова

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.