Видео реклама

 

Слово и дело

Вероника Сердюк: «После Бога все силы – супругу»

Вероника Сердюк: «После Бога все силы – супругу»

Если спросить у наших читательниц, какой они представляют жену священника, то большинство ответят про длинную юбку и платок на голове. Скажете: стереотип, – и будете правы. Признаться честно, именно такой образ был и у меня перед этим интервью. Однако знакомство с Вероникой Сердюк изменило мои представления. Культуролог, журналист, аспирантка и мама четырех детей на своем примере доказывает: помогая мужу-священнику, современная матушка не только может реализовываться профессионально, но и оставаться истинной женщиной – улыбчивой, мудрой и в любое время суток привлекательной. Другими словами, с матушкой Верой «ЖЖ» говорил не только о вере…
– Матушка Вера, вы только восемь лет в браке, а у вас уже четверо детей. Поведайте историю создания вашей воцерковленной семьи.
– Мой папа был завучем средней школы и создателем и директором воскресной школы в Жодино. Как образцовая дочь, я с 12 лет пела в церковном хоре и училась в женской гимназии. Когда же встал вопрос о кавалере на выпускной бал, решила предложить эту роль Павлу – нынешнему моему мужу и тогдашнему ученику отца. Он жил в соседнем дворе. Так мы познакомились и стали дружить. К слову, до встречи со мной мой муж не был воцерковлен. Пять лет мы встречались до свадьбы, он учился в Институте парламентаризма и предпринимательства. Но в один, как оказалось, прекрасный день понял, что хочет быть священником, и поступил в духовную семинарию в Жировичах. Никто его, конечно, не заставлял.
Я вообще тогда не думала, что выйду за него замуж. Ведь мне было 17 лет, и в роли жены я себя тогда еще не видела. Больше была нацелена на карьеру, чем на семейную жизнь и детей. Я мечтала снимать фильмы про белорусские национальные традиции. Поэтому и поступила в Институт культуры, на режиссера народных и массовых праздников. Отучившись, вышла замуж за своего тогдашнего семинариста. Через год его рукоположили (посвятили) в дьяконы, еще через год – в священники. Спустя два года у нас родилась Елизавета.
– Сложно ли быть супругой священника? Чем отличается ваша жизнь от жизни обычной женщины?
– Если сравнивать с жизнью обычной религиозной женщины, бытие матушки практически ничем не отличается. В христианском, как и в любом с психологической точки зрения устойчивом браке, после Бога все силы женщина отдает супругу. Поэтому любая верующая жена вместе с мужем поднимается на молитву. Соблюдая пост сама – помогает в этом благоверному. Ведь люди создают семейный союз, чтобы прежде всего друг друга поддерживать. И во многом от стараний хозяйки зависит то, как будет себя чувствовать ее мужчина. Сказать, что мое социальное положение как жены батюшки меня как-либо ограничивает, не могу. Даже наоборот. Я обретаю свободу поступать в соответствии со своей сущностью и не подстраиваться под пошлость окружающего мира.
– Всегда ли жена священника и матушка – понятия синонимичные?
Если быть точной, матушкой называют настоятельницу монастыря (потому что это самая что ни на есть духовная матерь). Точно так же по церковному этикету называют и жену священника. Однако не все матушки-супруги – социальные работники при приходе. По велению души они, бесспорно, могут ими быть: выслушивать прихожан, помогать в будничных делах и так далее. Но, в принципе, никто не накладывает на жену священника таких обязательств, кроме нее самой.
– А вы участвуете в церковных делах мужа, в частности в приходских?
– Пока не так, как могла бы и хотела. В идеале каждый человек в приходе должен быть занят каким-то делом во славу Господа, ведь если накладывать ответственность только на батюшку и матушку, общины не получится. Поскольку у нас очень активные прихожане, я могу немного в этом смысле расслабиться и заниматься своей работой и семьей. В отличие от маленьких городов, в столице матушки могут позволить себе частичную автономность от прихода.
Часто семью священника сравнивают с семьей военного. Не устаете ли вы от вечной необходимости быть образцовой, соответствовать ожиданиям прихожан?
– Параллель с семьей военного – весьма красноречива. Как говорит мой батюшка, в обоих случаях – это служение. Только священник служит Богу и людям, а военный – Родине. По поводу образцовости расскажу вам трагичную историю. Есть примеры матушек, которые очень рано потеряли своих мужей. Со временем к ним начинают проявлять симпатию и ухаживать мужчины. Заметившие это прихожане устраивают им настоящий бойкот. Они считают, что матушка должна всю жизнь хранить верность батюшке и не дозволено ей думать о новом браке. По церковным законом священник в случае смерти супруги должен оставаться безбрачным (если он женится, то должен сложить сан). На матушек же такое правило не распространяется. Но приход, можно сказать, запретил вдове думать о личной жизни. При всем том, что у матушек есть детки, которых нужно содержать. Вот что значит соответствовать ожиданиям людей. И от любой матушки они всегда ждут святости. Для меня это несложно.
– Скромность в одежде, как я понимаю, характерна для каждой матушки. Ведь ее задача – быть примером для прихожанок. Скажите, «чисто женское» в вас никогда не бунтовало? Ведь на любимых многими дамами мини-юбках, обтягивающих брюках, броском макияже – табу…
То, что верующий человек обязательно должен быть одет серо и безвкусно, – скорее стереотип. Главное правило: одежда не должна быть вульгарной и соблазняющей. И женщина может прекрасно выглядеть, не выходя за эти рамки. Вы видели, какое нарядное убранство у священников во время службы? Точно так и верующие во время богослужения должны быть одеты красиво. Потому что это торжественный момент. Что же касается ношения брюк, такого категоричного запрета здесь нет.
– Степень такой демократичности в поведении зависит от воззрений супруга?
– Именно. Мой батюшка меня любит, уважает и стремится сделать так, чтобы в браке мне было хорошо. Поэтому в тех вещах, которые не относятся ко греху, он меня не ограничивает. Если я наглею или позволяю себе с кем-то разговаривать неучтиво, не думаю над словами, которые могут кого-то ранить, – он делает мне замечание. Таким образом, супруг следит за моим моральным состоянием. Но он никогда не пытался посадить меня дома и заставить исключительно супы варить. Отец Павел всегда благословляет мои инициативы. Когда я училась в школе журналистики, он отпускал меня на сессии в Варшаву, а сам по неделям сидел с двумя маленькими детьми. Я очень благодарна своему мужу! Думаю, секрет устойчивости нашего брака в удовольствии, которое мы получаем от нашего союза. А еще в том, что никто из нас не становится преградой на пути развития другого.
– Как многодетная мама, наверное, большую часть времени посвящаете детям…
– Я бы не сказала, что целенаправленно сижу дома с детьми. Может быть, если бы у меня было больше педагогических талантов, я бы обучала их самостоятельно. Но так как Господь не дал мне их, дети с удовольствием посещают православный садик и белорусскую гимназию. Сколько себя помню, в отпуске по уходу за ребенком всегда чем-нибудь занималась. С первой дочкой – защитила магистерскую диссертацию, во втором декрете, дабы облегчить жизнь будущим мамам, написала книгу «Непраздные рассказы». Рождение детей – женское дело. Можно сказать, профессия. И требует от женщины подготовки, знаний и навыков. Специально для будущих мамочек мы планируем открыть при нашем приходе центр защиты детства и материнства. По задумке он будет совмещать несколько направлений – от подготовки к родам и материнству до кризисного центра для беременных, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Особое внимание также планируем уделить образовательной деятельности, в частности, как не допустить незапланированной беременности.
– Но разве контрацепция не запрещена христианскими нормами?
– В христианстве нет нормы многодетности. А слово «контрацепция» в переводе значит «против зачатия». То, что в современном мире принято называть контрацептивами, ими не является. Ведь в общей массе это абортивные средства, то есть убивающие ребеночка на раннем сроке, что с позиции христианства никак не приемлемо. Есть, конечно, и другие способы – не будем сейчас их перечислять, – однако с психологической точки зрения они отрицательно влияют на супружеские отношения. Метод распознавания плодности благотворно влияет на экологию семьи – обучать ему мы планируем в нашем центре. Суть в том, что в процессе наблюдения за собой и своим организмом женщина понимает, когда она плодна, и они с супругом вдвоем принимают решение. Вот в советское время было принято: вопрос о количестве детей исключительно на женщине. А муж может и претензии ей предъявить: что ж ты зачала?! Нехристианский подход. В Евангелии от Матфея меня всегда трогало то, как писалась родословная Иисуса: Аврам родил, Исаак родил… Мужчина там рожал от какой-нибудь Рахавы или Руфы. Только спустя много лет супружества я стала понимать, что в Божьем мире так и должно быть. Мать – только помощник, она отвечает за природное, душевное. Отец обеспечивает рациональное, стабильное, духовное. Он предлагает, женщина отвечает…
– Не обидно, что в своей воцерковленности муж превзошел вас?
– Я рада этому! От советских времен у многих осталась непонятная мне привычка соревноваться с мужчинами. Я же «феминистка» в нетрадиционном смысле слова: я за свое женское счастье. А оно состоит в том, чтобы быть за мужниной спиной и исполнять его волю. Знаете, я заметила: когда заставляю себя послушать мужа в мелочах – замечательный получается результат. Во-первых, он несет ответственность за все, что он предлагает, и потом не пеняет женщине «ты ж так хотела!». Во-вторых, это оздоравливает обстановку в семье. Мужчина ощущает, что его слово имеет вес.
– Есть мнение, что половина успеха мужчины зависит от мудрости его женщины…
– Женщины часто препятствуют прогрессу мужчин – как мужчин. В основном, когда не поддерживают его риск. К примеру, мой батюшка недавно был направлен Священноначалием на организацию нового прихода. Отказавшись от фиксированной зарплаты, он ушел строить храм (Приход храма святителя Николая Японского в г. Минске – прим.ред.). Другая могла бы испугаться, воскликнуть «подумай о детях!» и загасить мечту. Но я мужа поддержала. Потому что считаю так: если мужчина не сделает, что должен, если не будет рисковать, сражаться, воплощая грезы в жизнь, – он будет нервничать. А то и вовсе может уйти в мужские пороки…
– На ваш взгляд, в списке смертных грехов какие самые страшные?
– Одни наши друзья-протестанты как-то сравнили десять заповедей с инструкцией по человеческому счастью. Представьте только: Господь создал человека и приложил к нему памятку по использованию. Вот если мы внимательно прочитаем руководство по эксплуатации пылесоса, то узнаем, что им нельзя, к примеру, собирать муку. Иначе аппарат выйдет из строя. Точно так и человек. Если он будет завидовать, убивать или разрушать себя каким-то другим способом – сломается. Какие грехи самые страшные – сказать не решусь. Но думаю, многие из них «культивируются» в зависимости от моды. Может быть, это и странно звучит. Бывают и национальные грехи. У нас в Беларуси – это зависть.
– Говорят, хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Вам свойственно предполагать или все больше доверяетесь божественному расположению?
– Как любая мама и жена, я всегда готова отложить любые планы во имя семьи. Для меня сейчас самая большая ценность – мой супруг. Мне важно поддерживать с ним живые отношения! Поэтому и свои планы я корректирую в соответствии с планами моего батюшки.
– Матушка, поделитесь, пожалуйста, рецептом этих самых «живых отношений» с мужем. Звучит безумно вкусно…
– Рецепт очень прост: поддерживать вежливое и уважительное отношение друг к другу. Если обратиться к истории, у многих народов не было даже и речи, чтобы молодые узнавали друг друга до свадьбы. Однако почему-то пары умудрялись сохранять крепкие отношения на многие годы. Один индус рассказал мне, чем наши браки по любви отличаются от их браков по договоренности: они ставят кастрюлю на плиту и только потом зажигают под ней огонь. Культура создания любовных отношений – то, чему славянским парам еще учиться и учиться. Это касается и интимной сферы, и регламентации отношений в быту. Убеждена: не должен муж видеть жену в неприглядном виде. Даже если ты сидишь дома, у тебя должна быть красивая домашняя одежда. Потому что на тебя смотрят самые близкие люди! И ты должна быть очень привлекательна, с маникюром и педикюром. Не знаю, возможно, некоторые мужчины любят свою жену и в замусоленном халате, и в вытянутой майке. Но лично я для своего супруга, конечно, стремлюсь к идеалу.
– Может показаться, что в семейных отношениях вы проповедуете исключительную смиренность. Что же делать а-ля итальянским парам, которые выяснение любовных отношений не представляют без битья посуды?..
– Кажется, у таких пар происходит подмена понятий. У нас отчего-то принято считать, что любовь – это постоянная истерика, а влюбленность – полет, в котором непременно обо всем забываешь. Но ведь это же патология! Истинная любовь должна питать человека, как тепло. Не надо постоянно искать надрыва. Когда же в супружестве этот сумбур проходит, влюбленные уверены: чувства иссякли. На самом деле в отношениях наступил новый этап – более глубокий, зрелый, важный. А значит, нужно смело двигаться дальше и с улыбкой смотреть в будущее.

 
Виктория Борткевич

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.