Видео реклама

 

Слово и дело

Оксана Волкова: «Жить играя и играя – жить!»

Оксана Волкова: «Жить играя и играя – жить!»

Журналисты нередко называют ее золотым голосом Беларуси. И этот негласный титул Оксана Волкова подкрепила не одним десятком победоносных дипломов. Лауреат престижных международных конкурсов, солистка Национального театра оперы и балета, заботливая жена и мама двоих детей. Своим оптимизмом и непрерывным движением вперед Оксана «зажигает» всех вокруг. В чем секрет ее успеха? О технологиях покорения оперного олимпа и больших планах в Большом театре «ЖЖ» говорит с одним из ведущих меццо-сопрано страны.

– Оксана, сегодня вы в топ-листе золотых голосов Беларуси. Кто впервые «услышал» в вас талант?
– Моими первыми слушателями были одногруппники в детском саду. Перед традиционным тихим часом я с завидным постоянством знакомила их с репертуаром эстрадных звезд того времени. Гвоздем программы была песня про миллион алых роз. Впрочем, именно творчество Аллы Пугачевой пробудило во мне интерес к вокалу. Во время семейных праздников я брала в руки импровизированный микрофон и затягивала про айсберг в океане. После очередного «концерта» родители решили отдать меня в школу с музыкальным уклоном, за что им – огромное спасибо! Именно там моя любовь к пению окрепла окончательно. После некоторых сомнений в реальности собственных амбиций я таки решилась поступать в консерваторию. Чем, к слову, сильно удивила маму и папу. От природы обладая хорошими голосами и слухом, музыку серьезной профессией они не считали.
– Как известно, голос и слух – понятия не всегда взаимодополняющие. Между тем при большом желании голос можно поставить, а слух – развить. Феномен Оксаны Волковой – в полной мере природный дар или отчасти кропотливый труд?
– У меня все – от природы! (Смеется.) Слух, конечно, не абсолютный, но достаточный для того, чтобы чисто интонировать. Тема, кстати, довольно жизненная. Среди голосистых коллег неоднократно встречала тех, у кого были проблемы со слухом. Но после долгих и упорных занятий он действительно у них появлялся. У меня бы точно усидчивости не хватило. Что же касается моего оперного голоса, то о его наличии я узнала в подростковом возрасте абсолютно случайно. Услышав по телевизору оперу, вдруг подумала: «Я ведь тоже так могу!». И начала подражать. Назвать это пением было трудно (улыбается). Соседи постоянно жаловались: мое «кричание» и «пищание» приводило их в дикий ужас. Если просто пела, они еще терпели. Но как только я начинала подыгрывать на фортепьяно – раздавался стук в потолок. Тем более что музицировать я любила в телевизионный «час пик» – заглушая диалоги очередной мыльной оперы.
– У вас – лирическое меццо-сопрано. Насколько я знаю, в оперном искусстве такой голос – большая редкость…
– Меццо-сопрано действительно встречается реже, чем сопрано (по звучанию меццо-сопрано ниже сопрано. – Прим. авт.). Между тем очень много партий написаны специально для низкой окраски голоса. Как правило, характеры темпераментных и харизматичных героинь таким тембром передаются особенно удачно. Не понимая своего счастья, в школьные годы я пыталась превратить себя в сопрано (в то время я увлекалась опереттой, где низкие голоса встречаются редко). Я старалась петь громче и выше, но вскоре поняла: получается у меня плохо. Когда ты поешь не своим голосом, то зажимаешься и испытываешь дискомфорт. Поэтому насилие над своей личностью я бросила и уже в консерватории зазвучала как меццо-сопрано.
– Есть мнение, что для современной оперной певицы одного хорошего голоса уже недостаточно.
– Совершенно недостаточно! Ко всему прочему должна быть еще и хорошая музыкальная подготовка. И, конечно, интеллект. А еще – музыкальный вкус, сценическая внешность и актерское мастерство. Ориентация в стилях и владение иностранными языками (особенно фонетический уровень понимания и произношение) лишними не будут. Нужно также понимать, ЧТО у тебя за голос и КАКОЙ репертуар ты способен исполнять.
– Поговорим о певческом амплуа. К каким произведениям вы неравнодушны?
– Мне нравится русская музыка. Тем более что качество и характеристики моего голоса подходят для ее исполнения. Да и внутренне я прекрасно чувствую темперамент героинь. Создатели русских опер всегда наделяли женщин очень яркими чертами характера. Сильные, красивые, умные. Поскольку русская музыка – в большинстве своем драматическая, удел меццо-сопрано – героини с тяжелой судьбой. В принципе, в таких ролях я чувствую себя комфортно. Одна из любимых – партия Любаши из оперы «Царская невеста». Приятно петь спектакль, когда у тебя такая противоречивая героиня – злодейка, которую всем жалко. Ведь на все свои преступления она идет ради любви. Очень русская, безумно женственная и при этом сильная. Не менее любим мною образ Кармен – необычайно яркий и поистине вечный. Перевоплощаться в эту испанку я рада снова и снова. В ближайшем будущем надеюсь пополнить свой репертуар партией Шарлотты из оперы «Вертер». Мечтаю и о партии Амнерис из «Аиды», но, думаю, пока рановато.
– Наверное, вы засыпаете и просыпаетесь с мыслью: «Голос нужно беречь!». Каковы секреты хорошего звучания солистки оперного театра?
– Вообще не думаю о голосе! Никогда его не берегу, ем мороженое, выхожу на улицу с мокрой головой. Мысли о том, что я веду себя чересчур легкомысленно, появляются только тогда, когда заболеваю. Благо происходит это нечасто. А секрет хорошего звучания прост: перед спектаклем нужно правильно распеться. Если слышу, что голос перетрудила, лучший рецепт – молчание. Во вредных привычках ограничивать себя не приходится – таковых у меня просто нет.
– Чтобы играть сильных женщин, нужно ведь и самой обладать недюжинной жизнестойкостью. Тем более что ведущие партии чаще достаются артисткам не только талантливым, но и со «стальным» характером…
– «Коня на скаку остановит» – это явно не про меня. Хотя сторонние наблюдатели видят во мне женщину сильную. В то время как для близких я – сама мягкость. Впрочем, ответить на этот вопрос однозначно я не могу. Во мне, бесспорно, есть некий внутренний стержень. Он и помогает не сгибаться подобно стеблю от малейшего дуновения. Вместе с тем критических ситуаций, в которых я бы могла проявить характер, к счастью, не было. Во многом благодаря моему сильному мужу – с ним я могу позволить себе быть слабой. Женщина должна быть женщиной. Не хочу быть сильной!
– «Мне все равно, на каком языке исполняется опера, – при условии, что я не понимаю этого языка», – сказал известный британский физик Эдуард Эпплтон. Оперная певица должна быть еще и полиглотом. А вы много времени посвящаете изучению языков?
– Если ты хочешь петь не только в Беларуси, языкам нужно уделять много внимания. Что я и делаю. Сейчас вот налегаю на французский. Самый сложный фонетический язык! Французская музыка мне очень близка. Кроме того, слова прекрасно «ложатся» на голос. Не то что немецкий! Абсолютно не вокальный язык, но петь на нем, к моему сожалению, приходится особенно часто. Я неплохо владею английским, но работать на нем пока не приходилось. А больше всего люблю итальянский – каждый слог как будто создан для оперного пения!
– Главная цель постановщика оперы: устроить так, чтобы музыка никому не мешала, – шутят многие. Вообще про любителей поспать в опере ходит много анекдотов. Были ли какие-то курьезные случаи в вашей практике?
– Я очень люблю зрителей, которые спят! Жаль, что во время спектакля их сложно увидеть – в глаза нам светят софиты. Однако во время отдельных концертов весь зал – перед глазами. Незаинтересованных слушателей я вычисляю практически сразу. И каждый раз у меня просыпается азарт их «включить». Поэтому во время выступления смотрю исключительно на них, пытаясь завязать эмоциональный «диалог». Если удается заинтересовать хоть одного отрешенного зрителя, считаю это маленькой победой. К слову, не понимаю вокалистов, которые, устремляя взгляд поверх партера, поют в потолок. Кому, зачем и с какой целью – непонятно. Лично я обожаю «включать» публику. А вообще, если оперный спектакль сделан качественно, ни один зритель не останется равнодушным. Даже самый неподготовленный.
– С вашими-то вокальными возможностями податься в поп-индустрию не думали?
– В принципе, к эстрадному пению я отношусь хорошо. Но к качеству материала предъявляю высокие требования. Если обнаружится какой-нибудь талантливый композитор, который захочет со мной сотрудничать, – с удовольствием рассмотрю предложение. Только при условии, что предлагаемый творческий уровень будет не ниже, к примеру, Эдит Пиаф, Селин Дион или Уитни Хьюстон. К слову, первые шаги навстречу шоу-бизнесу я уже сделала. Сольный проект в стиле classical cross over «Опера-модерн» имел огромный успех. Перед дебютным выступлением я, признаться, волновалась. Как-никак, опера – элитарное искусство, требующее особой подготовки. Но, увидев интерес и даже восторг в глазах зрителей, поняла: попала в точку. Опера в современной обработке – за этим направлением я вижу будущее. В отличие от классического варианта, такая музыка привлекает своей понятностью и доступностью. Я планирую развивать проект дальше и мечтаю создать настоящее шоу – с декорациями и танцами.
– В этом году вы вошли в ТОП-50 самых красивых и успешных. И каково это – быть титулованным баловнем судьбы?
– Как и критику, любые такие награды я воспринимаю спокойно, без особой эйфории. Конечно, приятно, тем более что через такие мероприятия организаторы привлекают внимание к проблемам больных детей. Лариса Грибалева – просто молодец: который год подряд она призывает красивых и успешных быть еще и милосердными.
– Часто ли вы недовольны собой?
– Как человек самодостаточный, я чувствую себя счастливой при любом раскладе. Если что-то не клеится в работе, черпаю радость от общения с семьей. Ведь моя жизнь – не только карьера. С мужем и детьми мы много путешествуем. А если вдруг случается чудо и мне нечего делать, просто лежу на диване, ем конфеты и чувствую себя лучше всех на свете. Вообще я научилась не переживать из-за каких-то неудач. Наслаждаться лаврами способен каждый, а вот проигрывать умеют далеко не все. Участие в многочисленных вокальных конкурсах научило меня этому. Ведь даже незначительный проигрыш здорово отрезвляет. Это лишний повод для размышления и напоминание о том, что работать над собой нужно непрерывно.
– Однако музыкальный олимп вам удается покорять с завидным постоянством. Три года назад вы стали лауреатом престижного Международного конкурса вокалистов имени Глинки. А ведь за более чем полувековую его историю белорусские исполнители в нем ни разу не побеждали. В этом году вы уже в примах Большого тетра. Как удалось забраться так высоко?
– Большой театр решил собрать труппу молодых певцов, которых искали по всем странам СНГ. На прослушивании было около четырехсот человек, из которых жюри отобрало всего десять. Среди счастливчиков оказалась и я, чему несказанно рада. В течение двух лет с победителями конкурса будут заниматься ведущие дирижеры, лучшие на постсоветском пространстве преподаватели по языкам и вокалу. Осваиваемые нами партии будут постепенно вводиться в репертуар Большого театра.
– Скоро Оксана Волкова зазвучит на всю Россию, и страна лишится очередного таланта?
– Вообще я большая патриотка и считаю, что нужно быть ближе к корням. В Беларуси у меня и семья, и родители. И в другой стране я жить не смогла бы. Однако и упустить такой шанс я тоже не могла. Возможность выйти на сцену Большого театра выпадает не каждому. Надеюсь, белорусское руководство пойдет навстречу, и на выступления в Москву меня будут отпускать. Ведь только в движении и бесконечном поиске артист способен расти.
– Если говорить на языке музыкальном, ваша карьера развивается в темпе «аллегро». В личной жизни все так же бодро и живо?
– С мужем мы нашли друг друга еще в студенческие годы. Вместе учились в консерватории (он у меня музыкант-трубач), потом поженились. В 23 шестое чувство подсказало мне, что пришло время становиться мамой. И уже через год я родила Ренату. Воспитание маленькой дочки я с легкостью совмещала с выступлениями в театре и концертами. А когда сыну Арсену было полгода, мы вместе полетели на гастроли на Канарские острова. Все считали, что для кормящей матери я веду себя не совсем адекватно (смеется). Но муж меня поддержал. Кстати, супруг – моя движущая сила, опора и поддержка. Он же – и мой главный критик. Только к его мнению я прислушиваюсь всегда.
– И напоследок: формула успеха от Оксаны Волковой…
– Я стараюсь жить играя и играя – жить. И судьба отвечает мне с тем же задором. По жизни максималистка, я мечтаю успеть все. Это сложно, но при некотором стечении обстоятельств возможно. Позитивный настрой, трудолюбие, удача, умение оказаться в нужное время в нужном месте. А формула успеха – дело случая. Недавно в Москве я попала в гости к знаменитым Александре Пахмутовой и Николаю Добронравову. Спела – понравилось. Они пригласили меня в свой сольный концерт, где я исполнила две песни. После чего мне позвонили с нескольких российских телеканалов и пригласили участвовать в посвященных юбилею Победы концертах, один из которых – в Кремле. И в моей жизни все так: одно цепляется за другое и складывается в такую радужную мозаику.

 
Беседовала: Виктория Борткевич

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.