Видео реклама

 

Мужской взгляд

Владимир Янковский: «Надеюсь до конца жизни провозиться в песочнице!»

Владимир Янковский: «Надеюсь до конца жизни провозиться в песочнице!»

Его по праву считают самым главным белорусским клипмейкером. Застревающие у вас в голове образы из рекламных роликов – вполне возможно, творения именно Владимира Янковского. Вот уж правду говорят: талантливый человек талантлив во всем. Режиссер, руководитель собственной компании Irreal Pictures, любящий муж и заботливый отец. Как оставаться на гребне киноволны и что такое пресловутое «счастье в личной жизни»? Об этом и многом другом Владимир Янковский поведал «ЖЖ».

– Владимир Ростиславович, когда вы поняли, что хотите заниматься режиссурой и больше ничем?

– То, что режиссура – мое, я понял очень рано. В детстве я любил организовывать вокруг себя малышей-единомышленников. Недалеко от нашего двора находилась мебельная фабрика. Мы воровали древесные заготовочки, из которых потом мастерили мечи и шпаги. И все ради одной только цели: с таким реквизитом инсценировки сцен из знаменитых фильмов про мушкетеров, спартанцев, индейцев и пиратов выглядели особенно убедительно. Режиссером-постановщиком, конечно, был я! Распределение ролей, корректировки образов персонажей – все это мне безумно нравилось. Я не просто организовывал процесс, я понимал, каким должен быть конечный результат. Но, несмотря на ранние предпосылки, профессионально на путь режиссуры я стал не сразу. Окончив школу искусств, видел себя художником. Но в театрально-художественный институт на факультет станковой графики не поступил. На экзамене по композиции меня завалили. Я тяготел к сюрреализму, а в советские времена это направление, прямо скажем, не очень-то приветствовалось. Двенадцать месяцев я проработал художником в мультцехе киностудии «Беларусьфильм». На следующий год опять упрямо пошел поступать – и вновь провал. А среди актеров существует братство, некая семейственность. «Давай в театральный!» – твердили мне со всех сторон. Не могу сказать, что я грезил об актерстве, но не идти же в армию! В общем, меня взяли – естественно, по блату. А поскольку я человек гордый и в образе блатного выступать не хотел, пришлось доказывать, что в этой профессии я что-то значу. Стал самостоятельно режиссировать капустники и спектакли, много играл. Таким образом, театральный я закончил весьма успешно.

– Получается, режиссерское «Я» затмило художественное по воле случая…

– Признаться, кино я любил всегда. И подсознательно, наверное, мечтал о нем. Если в юношестве превалировала любовь к живописи, то в зрелом возрасте все соединилось воедино. Актерская профессия и природная художественность переплелись и в итоге привели к режиссуре. Пусть и не сразу. После института восемь лет я работал актером. Когда в 90-е началась новая жизнь и появилась возможность что-то делать самостоятельно, я организовал компанию Irreal Pictures, которой в этом году исполнится уже 15 лет. Основным направлением стало создание рекламных роликов. С чего я начинал? С блефа! Потому что на тот момент ничего снимать еще не умел. Но всем невозмутимо врал, что делаю крутые ролики. Когда потенциальный минский клиент попросил продемонстрировать, как я это делаю, с сожалением в глазах ответил: «Все работы в Москве». Мне наивно поверили. Так я получил свой первый заказ. И, скажу вам, снял прекрасный ролик! Все закрутилось, и вскоре мне один за другим стали поступать заманчивые предложения. Появился спрос на музыкальные клипы. Я снимал для Запада, потом на меня обратили внимание в Белокаменной. Сначала был клип Азизе, потом – группе «Белый орел», Филиппу Киркорову – и пошло-поехало. На данный момент у меня более 600 работ различных форматов, 57 сюжетов для сатирического журнала «Фитиль». Сейчас заканчиваю 16-серийный сериал «Месть» для канала НТВ, в котором я выступаю не только как режиссер, но и как продюсер. На очереди запуск съемок комедии со звездами первой величины – Михаилом Галустяном, Дмитрием Дюжевым, Алексеем Чадовым. Это высокобюджетная картина, которая ставит перед собой коммерческие задачи. Рабочее название – «Придурки».

– Как я понимаю, у вас особые надежды на этот проект. Ведь вы неоднократно говорили, что мечтаете снимать с размахом.

– Да, я хочу доказать: кино должно зарабатывать. И создавать его надо исключительно для зрителя. А не для себя и не для галочки, как делается в Беларуси и России. Множество фильмов производятся за государственный счет, и никому не интересно, пойдут люди смотреть его в кинотеатр или нет. Лично меня не устраивает такая позиция. Я хочу делать фильмы для зрителя, который ко всему прочему будет голосовать за них рублем.

– Специалисты в один голос твердят: в отечественном кинематографе застой. Между тем подрастают молодые режиссеры, организовываются кинофорумы и мини-фестивали. На первый взгляд движение есть. Вопрос: приведет ли оно к каким-то ощутимым результатам?

– Думаю, не приведет. Это всего лишь мышиная возня на провинциальном уровне, и перспективы никакой быть не может. Потому что нет в стране профессионалов, нет талантливых режиссеров, понимающих и знающих, какое кино интересно зрителю. Я всю жизнь занимался производством видеопродукта, который должен был заставить зрителя захотеть. Я руку на этом набил! Рекламой подталкивал зрителя купить тот или иной товар. Музыкальными клипами обращал внимание на песню и мотивировал приобрести альбом исполнителя. Это все бизнес-задачи, постановка и решение которых подвержены законам рынка. Только понимают это единицы. Все играют в великих художников, таковыми не являясь. Нет у нас Кустуриц, и Ларс фон Триеров тоже нет! К сожалению. У нас профессией-то никто не обладает – вот в чем проблема. Элементарно: сними кино форматное, от начала до конца драматургически правильно выстроенное. Чтобы зритель смотрел его, открыв рот, а в финале проглотил слюну от удовольствия... Не могут!

– Вы разноплановый творец – актер театра и кино, режиссер, продюсер. Однако в последнее время вы все чаще выбираете роли пусть и главные, но закадровые?

– Почему же?! Я по-прежнему много снимаюсь. Хотя где-то вы правы: руководить процессом мне доставляет большее удовольствие. Когда я работал в театре актером, то испытывал невероятную муку. От того, что я играю в бездарном спектакле, вынужден говорить нелепый текст, выходить на сцену перед третью зала. Так унизительно видеть, как зрители жуют, или спят, или смотрят сквозь актеров. А что им остается делать, если постановка бездарна? В один момент я понял: пришло время стать режиссером своего счастья. «Хочешь сделать хорошо – сделай это сам!» – сказал я себе. Теперь вот делаю.

– Складывается впечатление, что вы «сценарист» не только профессиональной, но и своей личной жизни. Недавно вы впервые женились, у вас родился сын. По общепринятым меркам – довольно поздно.

– Странно, но в моей жизни все всегда позже. Я очень долго ко всему шел. Только в тридцать три года начал снимать, хотя стремился к этому с детства. А за полнометражное кино я и вовсе взялся только в сорок семь. Так же и с семьей. Я жил с разными женщинами, но ни от кого из них не хотел детей. И только встретив Олю, задумался о настоящей семье. Пришло какое-то осмысление. Думаю, настало время. Раньше, наверное, я был бы не таким хорошим отцом. Сейчас ради сына готов горы свернуть! Когда на него смотрю, внутри переворачивается что-то. Ване три с половиной годика, и недавно у него был выпускной в детской академии. Дети танцевали, пели, складывали из букв слова. И когда мой ребенок составил слово «папа» – нужно было видеть мою дурацкую рожу со слезами на глазах! Знаете, это самое ценное, что есть в жизни.

– Как вы познакомились с женой?

– Ольга пришла ко мне на кастинг очередного рекламного ролика. Это был 2004 год, я тогда подумал: «Какая эффектная девушка!». Я никогда не позволял себе заводить любовные отношения с моделями, но тут произошло нечто другое. Какие-то секретные флюиды! Что было дальше? Она стала работать у меня ассистентом по кастингу. Талантливо и профессионально выполняла свои обязанности, пока не ушла в декрет.

– У вас дома, как я понимаю, режиссер-постановщик исключительно супруга?

– Точно подмечено! Несмотря на хрупкую наружность, она довольно жесткий и властный человек. Похоже, такой и нужен мне, ведь я совершенно неорганизованный. Жена меня толкает – заставляет заниматься семейными делами. Я прихожу с работы, усаживаюсь в кресло и пытаюсь погрузиться в свой мир. «Стоп! Займись семьей! Хватит в своих иллюзиях летать!» – говорит мне Оля. Жена – мотор семьи.

– Если мужчина – голова, то женщина – шея. А в творческих вопросах с любимой советуетесь?

– Всегда! Она очень подготовлена в плане кинематографа. С удовольствием смотрит со мной фильмы, вместе их обсуждаем. У нее очень точное чутье и отличный вкус. Я прислушиваюсь к мнению супруги, а хвалят меня не всегда…

– Налицо полноправная модель отношений. А то знаете, бывают же взаимоотношения по принципу «отец – дочь»…

– Тут «дочь» скорее я! (Смеется). А вообще мы исключительно гармоничная пара, и у нас согласованный союз.

– Какие женские качества вас особенно восхищают?

– Преданность – самое главное женское качество. И, конечно, мудрость. Женщина не должна быть эгоистичной, она должна помогать мужчине оставаться лидером. Прекрасная половина – это хранительница семейного очага. А еще задача каждой женщины – сохранять женственность и быть настоящей матерью для ребенка. Ведь малыши все впитывают. Если у ребенка неправильное детство, в том числе недостаток любви, он вырастет уязвимым, закомплексованным и, возможно, даже озлобленным.

– В вас говорит обида на своего отца? Смею предположить, что вам не хватало в детстве внимания…

– Вот видите – проявляется. При всем том, что я безумно люблю отца! Однако недостаток близости во взаимоотношениях в детстве действительно испытывал. Было обидно, что я не вижу папу. Он был весь в творчестве. Другом для меня была мать. Как и все дети актеров, я вырос за кулисами. С запахом сцены связаны мои самые первые воспоминания.

– А сейчас, когда вы и сами в творчестве, для вас важны поддержка и оценка Ростислава Ивановича?

– Я всегда с ним советуюсь! Папа для меня самый настоящий гуру. Он не всегда понимает специфику современного кино, но талантливое от бездарного отличит за долю секунды.

– Давайте вернемся к разговору о женщинах. В одном из ваших фильмов муж в канун Дня всех влюбленных задумался о том, что хочет видеть свою жену дома домохозяйкой, в постели – секс-бомбой, а на работе – бизнесвумен. А как в реальной жизни вы относитесь к популярному нынче образу дамы сильной и от мужчины не зависимой?

– Если б я был мазохистом, наверное, к такому феминистическому образу относился бы положительно. Но я – нормальный мужчина, и в реальной жизни такие «героини» мне неинтересны. Они – не женщины! Женщина должна быть зависима от мужчины обязательно, в противном случае она теряет свое существо. Ведь истинная барышня всегда брала другим – кокетством, стервозностью, обворожительной улыбкой, природным обаянием и коварством, наконец! Именно таким прекрасным особам великие поэты посвящали свои произведения. А когда женщина стала мужиком – о каких стихах и любовных признаниях может идти речь? Я за классический подход. Мужчина – сильный лидер, который в состоянии кормить семью. Женщина – очаровательная создательница домашнего уюта.

– Вы лидер по природе или это результат многолетней работы над собой?

– Скорее, удача. Признаться честно, по природе я весьма сомневающийся и депрессивный человек. Возможно, поэтому у меня в жизни все так не сразу происходит. Но, к счастью, происходит! И этому я обязан своему ангелу-хранителю. Со своим характером уже давно замкнулся бы в депрессии и ничего в жизни так и не сделал бы. Однако каждый раз что-то случается – встреча с каким-то человеком либо благоприятное стечение обстоятельств, которое выливается в очередной толчок… И я поднимаюсь на новую ступеньку, где начинаю творчески расцветать. Потом опять – бах… и застой.

– Вы часто говорите, что у вас две заветные мечты. Первая из них – создать собственную семью – уже сбылась. Вторая – снять большое кино – на стадии воплощения. Кстати, к какому жанру вы тяготеете?

– Главное – не останавливаться в профессиональном развитии! У меня много планов, задумок и конкретных проектов. Я – полярный режиссер. И предпочитаю не зацикливаться на одном жанре. Мне просто нужен материал, который цепляет, и я готов снимать любое кино. Причем делать это качественно. Считаю, что у истинных профессионалов не должно быть простоев в творчестве. За это и преклоняюсь перед американской режиссерской школой: там нет подразделения на режиссеров-драматургов и режиссеров-комедиантов. Голливудские специалисты умеют снимать все! Такая «универсальность» достойна уважения. За такими профессионалами будущее.

– Кстати, о будущем. Я знаю, что наряду с мультфильмами трехгодовалый Янковский с удовольствием просматривает папины фильмы. Похоже, за будущее кинематографической династии Янковских волноваться не стоит…

– Больше всего на свете я мечтаю о том, чтобы сын работал в этой профессии. Потому что кино – моя жизнь, и хотелось бы, чтобы мой отпрыск стал продолжателем семейных традиций. Поверьте, кино – реальная фабрика грез. Эта индустрия предоставляет уникальную возможность до конца жизни провозиться в песочнице. Не хотите выходить из состояния детства? Добро пожаловать в мир иллюзий!

 
Текст: Виктория Борткевич

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.