Видео реклама

 

Практикум

В чем мужское счастье?

В чем мужское счастье?

Редактор «ЖЖ» Светлана Денисова как-то предложила мне выразить свои мысли по поводу одной статьи в интернете на тему «В чем мужское счастье?». Материал я прочел несколько раз и все никак не мог поймать себя на мысли, с чем я согласен, а с чем нет. Но стойкое желание покончить с собой из-за несчастной мужской доли возникло мгновенно. Мужская солидарность здесь почему-то не срабатывала даже в мелочах. Проблема, простите, счастливости семейных браков важна и интересна. Но соглашаться с тем, что там написал автор, – это гробить свое мужское достоинство. Я не ошибусь, если выражу смысл статьи одним предложением: «В глобальном мужском несчастье виновата женщина». А сквозная мысль статьи гласит: «Счастливы единицы, да и то (прошу прощения) хрен разберешь – счастливы они или так хорошо научились обманывать сами себя».

Порой мне казалось, что автор попросту завидует вам и расстраивается, что он не женщина. Поскольку он, проведя исследования по мужскому счастью, не нашел ни одного упоминания о том, как сделать мужчину счастливым, или о двадцати способах довести мужчину до оргазма, или хотя бы сто слов, которые хочет слышать твой любимый. Как вы понимаете, такого рода пособия-ключи, но только к женскому счастью, ему просто намозолили глаза и выбили из накатанной колеи беззаботного мужского бытия.

В довесок ко всему автор задает, даже по его мнению, нехороший вопрос, а по моему мнению и мнению, как мне кажется, адекватных людей, даже глупый вопрос: «А зачем нам вообще человек женского пола – со всей его сегодняшней культурно-идеологической нагрузкой – после того как этому человеку исполняется 40 лет и он окончательно теряет единственное, что в нем было женского, – внешнюю привлекательность? Что нам теперь с ним делать?». В этом месте должны ликовать трансвеститы, поскольку их признали женщинами лишь потому, что они могут принять привлекательный женский образ. То есть единственное, по мнению автора, что из женщины делает женщину. Он утверждает, более счастливым его сделает секретарша, оказывающая интим-услуги, причем обойдется дешевле, чем «…эта бледная, неадекватная истеричка, которая к тому же еще курит в квартире». В довесок ко всему, оказывается, что после 35–40 лет наступает период отмирания иллюзий и, так сказать, уже на трезвую головушку у мужчины возникает непреодолимое желание уйти от ЭТОЙ, которая всю свою красоту неземную, полагаю, к 35–40 годам где-то растеряла, в отличие от него, все молодеющего из года в год. Какое тут, простите, мужское счастье, когда творится эдакое?

По-моему, это маразм. А если и не маразм, то автор – попросту кобель, ищущий моральное оправдание разводу. Только такие могут низводить счастье до уровня полигамного полового буйства. И если вам сейчас хочется выругаться – то вперед, имеете полное право.

В любом стаде есть свои неадекватные овцы. И если вы где бы то ни было прочтете или услышите подобное мнение, знайте: не все мы так думаем. Это всего-навсего одно мнение из миллиардов других. И владелец именно такого мнения, скорее всего, несчастлив по определению, и ему ничего не остается, как винить в этом всех вокруг себя.

Ну вот, вновь отчего-то все свелось к войне полов.

После прочтения данной статьи я поостерегусь быть глашатаем рода мужского и говорить от лица всех нас. Тем более что я в этой теме, наверное, немного неадекватен. В своей жизни я между быть счастливым и любить ставлю знак равенства. Счастье и любовь для меня одни из тех понятий, которые невозможно облечь в слова. Это состояние души. Банально? Я знаю! Но спросите у прыщавого подростка, как ему беззаботная жизнь в случае отсутствия у него подружки. Счастлив ли он? Скорее всего, он ответит: нет. Да, весело, забавно, круто, наконец, но… Почему? Потому что нет любви. На этот же вопрос богатый, но одинокий дядя ответит так же. Он может покупать интимных секретарш пучками, но, просыпаясь по утрам с нелюбимой женщиной, вряд ли будет испытывать эйфорию от вида слегка помятого, а главное, нелюбимого лица. А вы вспомните какого-нибудь своего знакомого, который был влюблен, вспомните его состояние. Его состоянию счастья не помешал бы и Армагеддон. Даже неожиданно свалившийся на него «подарок» воробья рассматривался как счастливый знак. Помимо того, что я неадекватен в этом отношении, я еще и идеалист. Возможно, потому, что у меня в семье все отлично, и по прошествии уже пятилетки могу смело сказать: я, вопреки социологическим данным и неутешительным прогнозам некоторых психологов, глядя по утрам на любимое и помятое лицо, ловлю себя на мысли, что люблю и такое тоже. Мое маленькое мужское счастье – в любви. А любовь для меня – это совокупность действий, мыслей, событий хороших и порой не очень, но совместных, которые и составляют 3D-картинку моего счастья.

Я бы не делил счастье на мужское или женское. Если я у вас спрошу: становится ли зеленее зеленый свет светофора, если на него посмотрит женщина, а не мужчина? Что вы ответите? Осмелюсь предположить, вы скажете: «Он зеленый независимо от того, кто на него смотрит». Так же происходит, как мне кажется, и со счастьем. Мы все его правильно видим, так сказать, в нужном свете, вот только оттенки трактуем по-разному и путаем счастливые моменты в жизни со счастьем в целом. Для кого-то в 35–40 лет сменить уже поднадоевшую жену на секретаршу с услугами может быть одним из счастливейших моментов в жизни. Но вот вопрос, будет ли он с ней счастлив? А для кого-то закатить скандал из-за не подаренной сумочки со стразами, которая сделала бы ее счастливой, – норма. И почему-то неважно, что этот счастливый момент длился бы ровно до встречи с подругой, у которой такая же или, не дай бог, лучше, но при этом картинка 3D объемного счастья с любимым человеком была бы подпорчена.

Мы с вами очень хитры и изобретательны в подмене понятий. Например, гордо говорим: мы люди, а не животные. И в то же время мужчина или женщина, идущие налево, успокаивают себя тем, что в природе самцы полигамны, а самки всегда в поисках лучших генов. Им скажешь, что в этой самой природе есть и такие представители, которые хранят верность всю свою животную жизнь, получишь ответ, что они ведь животные, а мы – люди. Или же некоторые из нас при виде львиного прайда обязательно укажут жене: «Вот, учись, лев лежит и ничего не делает, а львицы и с детенышами управляются, и поесть добудут, и не ноют». А стоит жене указать на других представителей животного мира – самцов, которые с самками носятся как с писаными торбами, она сразу же получит ответ: «Мы же не звери!». Мы пытаемся подменить счастье удобными понятиями в зависимости от своих мимолетных, приносящих сиюминутные приятные ощущения потребностей. Видите, даже банальность можно закрутить в бараний рог.

Когда два человека любят друг друга, они перестают быть самостоятельными единицами. Они становятся чем-то новым, а главное – целым. А в такой связке как-то глупо печься о своем и пытаться сделать счастливым именно себя и только себя. Я счастлив. Счастлив от того, что смотрю на свою любимую, которая говорит: «Мне хорошо, я счастлива с тобой!». И именно от этого хорошо и мне. Мне хорошо от того, что я стараюсь в нашей жизни сделать счастливой ее. Стараюсь не допустить, чтобы она в 35–40 лет превратилась в бледную, неадекватную истеричку, которая к тому же еще курит в квартире.

А она, соответственно, будучи счастливой, делает счастливым меня. А сумочки со стразами или новые покрышки для авто – это все второстепенно, относительно банальной любви.

В свое время я понял, что любовь – это работа. Как показывает жизненная практика, счастье, мужское или женское – не важно – это тоже работа. И халтурить в ней, если мы хотим быть счастливыми, нельзя. Счастья вам!

Теги: психология  
 
Текст: Алексей Шешуков

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.