Видео реклама

 

Психология

Доброе слово в защиту феминизма

Доброе слово в защиту феминизма

Я не хочу, чтобы женщины властвовали над мужчинами, 

я хочу, чтобы они были сами себе хозяйками.

Мэри Уоллстонкрафт, классик теории феминизма

Мало кто из современных женщин (и я в том числе) открыто признается в феминизме. Это непривычно. Это неприлично. Это попросту не принято, мягко говоря. Феминизм у большинства образованных, интеллектуально развитых – продвинутых! – людей ассоциируется с чем-то радикальным, малоприятным и абсолютно неприемлемым в нормальном обществе. Слова «феминистка» избегают так же, как и слова «террористка», а произносят с не меньшим отвращением, чем «проститутка». А как же иначе?! Стыдно! Нехорошо! Между тем то же стыдливое большинство не гнушается ежедневно пользоваться плодами – да, да, да! – того самого «ужасного и омерзительного» феминизма.

– Ты чего, до 20 лет учиться собралась?!

– Дольше.

– Дура! В 20 лет надо замуж выходить, а не учиться!

– Вот выучусь, тогда и выйду.

Разговор двух сестер

Право голоса. Право на образование. Право на разнообразную и при этом достойно (и гарантированно!) оплачиваемую трудовую деятельность. (А не только, как писал Лев Толстой в «Анне Карениной», «дело женское в семье».) Легализация разводов. Оплачиваемые декретные отпуска и детские пособия. Контрацептивы в свободной продаже. Центры матери и ребенка. Появление патронажных сестер. Право идти в политику. Право занимать государственные посты и посты в институтах и университетах. Право появляться в общественных местах без провожатого (мужчины-опекуна). И даже – да-да, не смейтесь! – право на короткие стрижки, брючные костюмы и окрашивание волос. Сейчас все эти завоевания могут показаться чем-то естественным, само собой разумеющимся. Но на то, чтобы добиться признания за женщиной прав на подобные «излишества», феминисткам (и именно им!) понадобилось не менее… ста лет.

«Не доведенный до абсурда феминизм – вещь полезная. Благодаря этому явлению у меня два диплома, неплохая работа и возможность разговаривать с мужем на равных, а не одной фразой: «Да, господин!».

С форума

Виды и подвиды

Итак, феминизмы бывают:

  • географические (американский, европейский, стран третьего мира, постсоветский и постсоциалистический);
  • этнические («белых», «черных» и «цветных»);
  • конфессиональные (христианский, исламский);
  • по методам направленности действий (экофеминизм, пацифистский, сепаратистский);
  • по идеологии (либеральный, социалистический и марксистский, радикальный);
  • по принадлежности к философии и психологии;
  • по сексуальной ориентации и идентичности приверженцев.

Больше всего (и это вполне заслуженно!) сторонников у либерального феминизма.

«Вторая ошибка бога»

Женский вопрос в истории – дело темное и спорное. Даже существование матриархата многими историками (наверняка мужчинами!) ставится под сомнение. Мол, имелось в виду лишь наследование по крови и право женщин выбирать имена. А в остальном: при первобытнообщинном строе женщина могла выжить, лишь опираясь на грубую мужскую силу, поэтому изначально занимала зависимое положение. До нас дошло множество исторических свидетельств (или, опять же, их довели до нас мужчины-историки) того, что в разные времена в разных народах и религиях женщина воспринималась как вещь, товар, сувенир, мебель, что угодно, но не как человек, существо, достойное уважения. Негатива хватало! Достаточно посмотреть, как изгалялись на сей счет великие мужи античности – просто оторопь берет! Аристотель: «Женщина – это изуродованный от природы мужчина». Демокрит: «Пусть женщина не рассуждает, это ужасно!». Эзоп: «Огонь, женщина и море – вот три бедствия». «Нет ничего пагубнее женщины», – считал Гомер. Говорят, он был несчастлив в личной жизни. Впрочем, греки вообще были большие… м-мм… оригиналы в вопросах пола. Многие тогда полагали, что любовь к женщинам нужна для продолжения рода. Более утонченной, более возвышенной считалась любовь к… мальчикам. Таково было мнение людей с «изысканным вкусом».

Подлила масла в огонь и главная христианская святыня – Библия. «Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова…» – эти канонические строки, формально отказывающие женщине в ее естественном и единоличном праве на рождение детей, дали возможность многим представителям сильного пола сделать вывод о ее незначительности. До сих пор актуальна глупая шутка, которую нет-нет да и помянет тот или иной представитель мужского племени. Даже самый лояльный и доброжелательный, искренне уважающий женщин. Да-да, та самая, о кости «без мозгов», то есть ребре. Хотя то, что в русской Библии переведено как «ребро» – древнееврейское слово «цела» – в данном случае означает «часть» или «грань». Современные раввины поясняют, что Адам изначально был двуполым существом, а Господь лишь разделил его на две отдельные личности и в этом заключается смысл легенды пресловутого создания Евы из его ребра. Но осадочек-то остался… Шутят до сих пор. Впрочем, эта шутка всего лишь глупа. Средневековье породило вещи и похуже. Достаточно вспомнить времена инквизиции.

По выражению Мартина Лютера, «Ева (а за ней – и все женщины) – блудница чертова». Св. Иероним называл женщин «вратами дьявола и стезей беззакония». «Яд аспида, злоба дракона», – вторил св. Григорий Великий. «Мужчина – господин женщины», «не позволено им (женам) говорить, а быть в подчинении», – апостол Павел. Ф. Ницше: «Если женщина обнаруживает склонность к науке, то обыкновенно в ее половой сфере что-нибудь да не в порядке», «Женщина – вторая ошибка бога». (Интересно, что, по мнению философа, было первой ошибкой? Уж не сотворение ли мира?!) Те, кого до сих пор считают «хранителями основополагающих истин», Тертуллиан и Блаженный Августин, заявляли: «Не вправе замужняя женщина сказать: «Я делаю, что хочу, с моим имуществом», так как она сама не своя, а принадлежит главе, то есть своему мужу». «Ты должна ходить в печали и лохмотьях, с глазами, полными слез раскаяния, чтобы заставить забыть, что погубила род человеческий. Ты – врата адовы!». Даже наиделикатнейший В. Соловьев: «женщина видит в своем избраннике спасителя, который должен открыть ей и осуществить смысл ее жизни» – и он туда же!!!

Каждый верующий еврей повторяет молитву: «Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты не создал меня женщиной!». Эскимосы убивали младенцев-девочек, арабы, до прихода Мухаммеда, хоронили их живьем. Ислам улучшил положение дел, но не слишком: «Жена все равно что пленник», «Женщина – полчеловека», «Мужчина выше их (жен) степенью своего достоинства». Фундаменталисты до сих пор уверены: «Женщины – большинство обитателей ада». И забивание камнями, несмотря на ХХI век, практикуется до сих пор. В Индии вдов (до недавнего времени) сжигали вместе с умершим мужем. Жизнь тех, кто не разделил с супругом «огненное ложе», становилась до того невыносимой, что иные решались на самоубийство. И это не где-то во тьме столетий, а в наше время!..

Философы средних веков закрепили за женщиной ярлык неполноценной, похотливой и нечистой во всех отношениях твари. (Мнение, бытующее кое-где и сейчас. Увы...) В 585 году в греческом городе Макаоне был созван церковный собор, на котором выясняли животрепещущий вопрос: есть ли у женщины душа? Другими словами: а человек ли женщина? Выясняли долго, очень долго и, с перевесом в один (!) голос, решили: душа у женщины все же есть. Многие современные богословы, люди прогрессивных и гуманистических взглядов, старательно открещиваются от этого позорного события. Мол, не было этого! Ах, если бы…

Эти голые, голые, голые факты

«Социальное положение женщин является мерилом общественного прогресса»,– считал Шарль Фурье еще в ХVIII веке. Академическая наука напрочь отвергает (а то и опровергает) чувственное познание мира, интуицию, которую традиционно связывают именно с женщинами. В биологии термин «человек» очень долго подразумевал исключительно мужчину, да и сейчас во многих языках мира «человек» и «мужчина» обозначаются одним и тем же словом.

1789 год, Франция. Главное детище революции – Декларация прав человека и гражданина провозгласила свободу и равенство исключительно для мужчин. 1791 год – французская феминистка Олимпия де Гуж составила Декларацию прав женщины и гражданки, за что и была отправлена… на гильотину. 1795 год – женщинам запретили появляться в общественных местах. 1804 год – выходит знаменитый «Кодекс Наполеона», в котором ясно сказано: у женщин нет никаких гражданских прав, они пожизненно находятся под опекой мужчин.

1792 год – Англия и США. В свет выходит книга «Защита прав женщины» Мэри Уоллстонкрафт. Она считала, что «в обществе, где домашние обязанности не оплачиваются, будет сохраняться экономическая зависимость жены от мужа». 1848 год – 68 женщин и 32 мужчины, участники Движения против рабства, подписывают Декларацию позиций и резолюций – одну из главнейших в истории мирового феминизма. 1851 год – выходит книга Д. С. Милля, где есть такие слова: «Женщина должна подняться из положения прислуги до положения партнера».

И вот что удивительно! Феминистками, как правило, становились представительницы средних и высших классов, то есть наиболее образованные. Женщины из рабочей (и уж тем более крестьянской) среды отнюдь не рвались получить права и свободы, желая лишь по-прежнему вести хозяйство. Сейчас век ХХI, но это соотношение не изменилось. А все образование! Все оно, проклятущее! Ну как тут не вспомнить грибоедовского героя с его желанием «собрать бы книги все да сжечь»?! (А его современные единомышленники добавили бы: «и монитор разбить! Кувалдочкой!».)

1888 год – возникновение Международного совета женщин. Именно под его давлением британский парламент принимает законы, благодаря которым незамужние состоятельные девушки могли поступать в университеты, медицинские школы, владеть и управлять собственностью. В период Первой мировой войны возникла Международная женская лига за мир и свободу, существующая и поныне.

В галантной Франции только в 1907 году был принят закон, разрешающий замужней женщине распоряжаться своей зарплатой. 1909 год – принят закон о предоставлении отпуска по беременности и уходу за ребенком. С тех пор наниматель не имел права уволить беременную. 1923 год, Нью-Йорк – открыта первая служба, информирующая по вопросам контрацепции. 1977 год – сексуальное домогательство принято считать правонарушением.

Феминистки Европы и США желали освобождения от мужской иерархической системы. Феминистки России – не противопоставляли себя мужчинам, используя те общественные структуры, которые были созданы до них. 10-16 декабря 1908 года состоялся Первый всероссийский женский съезд, на котором защищали «феминизм различий». «Приравнять женщину к мужчине, но признавать их отличия и защищать право женщины на них – для полноты и гармонии отношений между полами, для развития женщины во всей красоте и полноте ее пола». Своим символом либеральные феминистки избрали образ Богородицы. После 1917 года в России активно работают феминистки с марксистским уклоном. И, вместо того чтобы освободить женщину, они взвалили на ее многострадальные плечи двойную ношу. Как написал поэт: «унизили до равенства с мужчиной». Что ж, про жизнь феминисток и нефеминисток после развала империи многое можно написать. Трактат, диссертацию, а то и роман. (Да не один!)

В последнее время богословские умы Европы терзает «страшный» вопрос: быть или не быть женскому священству? Бенедикт ХVI категорически против. А предыдущий Папа, Иоанн Павел II, запрещал даже обсуждать подобное. Когда семь католичек были неофициально рукоположены в 2000 году – расплата последовала незамедлительно! Их отлучили от церкви. Тем не менее старокатолики (отколовшиеся от Ватикана и не признающие непогрешимость Папы) намерены посвятить в сан священника женщину – 35-летнюю Марию Витторию Лонгитано, замужнюю, преподавательницу. «Рукоположение – мое призвание, мечта моего детства», – заявила она в интервью.

Просветы в облаках

К счастью для женщин, «небо не всегда хмурилось». Бывали и лучики солнца, причем во все времена и у всех народов. По словам Платона и Плутарха, жители острова Крит называли свою землю не отечеством (землей отцов), а землей матерей. Женских божеств у них было несравнимо больше, чем мужских, и всеми культовыми церемониями руководили жрицы. А чего стоят их знаменитые платья «без верха»?! Впрочем, древние греки гордились телесной красотой, считая ее благословением богов.

Ни один из народов не был так терпим к женскому вопросу, как древние египтяне. В разных местностях были разные божества, в большинстве своем – женские. Например, Маат – богиня истины и справедливости. К новорожденному приходили семь богинь, чтобы определить его судьбу. Одна создала из плодородного ила первого человека, другая научила людей счету и письму – ее называли госпожой книг и грамот, «счетчицей времен». Геродот писал: «Египтянки занимают выдающееся и почетное место, а их сыновья предпочитают именоваться по матери, а не по отцу».

Амазонки. Легендарные воительницы. Они сходились с мужчинами лишь для продолжения рода. По преданию, Александр Македонский выдержал одно из самых страшных, самых жестоких, самых кровопролитных сражений против женщин-воительниц на севере Малой Азии. Мнение современных ученых: «Легенды об амазонках – сохранившийся в мифах и ими усиленный отзвук минувших времен, когда женщины занимали более высокое положение и когда существовал культ богинь-женщин».

Арсиноя II, греческая царица из рода Птолемеев, правила наравне с супругом. Благодаря ей в Александрии был основан Мусейон (Дом муз), где занимались поэзией и философией, астрономией и математикой, ботаникой и зоологией. В огромной библиотеке находились списки всех греческих классиков, переведенные на греческий язык иноземные книги (в том числе и Библия). Сама Арсиноя нередко вела там дискуссии с учеными и поэтами.

Платон считал: пренебрегать женщинами – равносильно глупости. Ибо это означает не использовать половину сил государства. В школе пифагорейцев учили: «И мужчинам, и женщинам присущи храбрость, разум и справедливость, только в одних добродетелях приходится упражняться мужчинам, а в других – женщинам». Свободные умонастроения и общая нравственная мера, скромность нравов и отсутствие дискриминации привлекали в эту школу немало женщин.

Первой женщиной-математиком и последней пифагорейкой была Гипатия, дочь Теона. Уроженка Александрии, красивая, обаятельная и блестяще образованная. Преподавала математику, астрономию и философию в школе неоплатоников. Вдохновенный, красноречивый лектор и талантливая писательница, она участвовала в общественной жизни, держась среди ученых мужей и политиков как равная. С величайшим достоинством.

Христианский гностик Ириней открыто заявлял: «Кто не любит женщину, тот не знает истины». Гностическое евангелие словами праматери Евы говорит новому Адаму: «Я есмь ты, и ты еси я… и всюду, где ты собираешь меня, ты собираешь себя».

У евреев наследование национальности идет по женской линии: с точки зрения иудаизма, если из родителей евреем является только отец, то дети – уже не евреи. И, как говорят художники, «последний удар кисти»: в древнееврейском языке Дух Святой… женского рода.

«Мораль сей басни такова…»

Спите спокойно, дорогие товарищи… то есть господа – радикальный феминизм не для наших широт! «Харрасмент», «сексизм», «мачизм», «фаллоцентризм» – эти слова, неприятные даже на слух, вряд ли у нас приживутся. Бояться того, что в США уже называют «мужским геноцидом», – ей-богу, не стоит! (Это когда один профессор вылетает с работы потому, что засмотрелся на свою студентку, а второй, наоборот, – за то, что игнорировал хорошенькую слушательницу.) Радикальные феминистки США – это отдельный разговор. Об их «самости» впору энциклопедии писать. Что-то вроде: «Феминистки Северного полушария. Их привычки и непривычки». С другой стороны, именно радикальный феминизм вынес не всеобщее обсуждение сексуальные домогательства, домашнее насилие и тему сексуального удовлетворения женщины. Сейчас разговорами «про ЭТО» никого не удивишь, а когда-то для дамы считалось неприличным испытывать удовольствие.

К чему все это я? А к тому, что не надо бояться этого слова. Произнесите-ка: «Феминизм! Феминизм! Феминизм!». Ну, что? Земля не сошла с орбиты? И трубы ангелов не возвестили конец света? Вам даже плохо не стало, говорите? Вот! А вы боялись! И совсем напрасно! Честно говоря, как-то неловко читать рассуждения преуспевающих дам: мол, феминизм – гадость, мерзость, гнусность, убийца женственности и вообще враг рода человеческого. Неловко и даже смешно. Так и хочется ответить: не будь феминизма, вы, сударыня, не смогли бы стать тем, кто вы есть. Не смогли бы окончить университет, писать свои книги, занимать руководящие посты, вещать с телеэкрана, получать за свой труд гарантированную оплату и даже появляться в общественных местах без сопровождения. И все ваши разговоры вертелись бы исключительно вокруг знаменитых Kochen, Kirche, Kinder. А реакция на любую вашу умную фразу была бы: «Ух ты! Заговорила!». Ваш развод обернулся бы позором, детей бы у вас отняли – и хоть на рельсы ложись! Ах, вы все еще плюетесь при звуках этого – бррр! – слова? Есть примеры и посвежее, поубедительнее. 85-летняя гражданка Иордании поспешила развестись с мужем, чтобы после смерти, не дай бог, не воссоединиться с ним в раю. «После стольких лет побоев, ругани, издевательств мне, что, еще и там его терпеть?!» – заявила возмущенная старушка.

Извратить можно любую идею. Даже самую возвышенную и милосердную. Есть такая способность у рода человеческого, увы. (Тем, кто сомневается, напомню о кострах инквизиции и о том, что на ремнях фашистских солдат было написано «С нами бог».) А феминизм… что ж, феминизм – благо, нужное не всем. Пусть! Но они должны существовать, эти пресловутые «право выбора», «свобода выбора». И еще, как написали на одном из форумов: «Я хочу уважать мужчину за его благородство, ум, ответственность и доброту, за широту его взглядов, а не просто потому, что он писает стоя!». Комментарии излишни.

В статье использованы материалы Интернета

Теги: психология  
 
Текст: Виктория Мазур

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.