Видео реклама

 

Актуальная тема

Вот моя деревня, вот мой дом родной…

Вот моя деревня, вот мой дом родной…

Полчаса назад я выехала автобусом из Минска и сейчас должна попасть прямиком на Герман Гмайнер штрассе. Здесь в доме номер один меня ждет директор деревни. Ничему не удивляйтесь. Если есть на свете мамы, место жительства которых совпадает с местом работы, а дети с разными фамилиями и отчествами могут быть друг другу братьями и сестрами, значит, я ничего не перепутала! 

Улица Германа Гмайнера

Герман Гмайнер был шестым ребенком в семье, где один за другим родились девять детей, а мама… Их мама умерла, когда Герману не было шести. Испытав горести сиротства, пройдя сквозь войну, выучившись на доктора и достигнув тридцатилетнего возраста, Герман Гмайнер организовал в городе Имст в родной Австрии необычное поселение – детскую деревню. У него была цель: посвятить жизнь защите детей, потерявших во время войны родителей и дома. К тому времени он уже хорошо знал, что именно нужно каждому такому ребенку, и сформулировал четыре совершенно нехитрых принципа. Согласно одному из них ребенок должен жить в деревне – маленькой части общества, где все всех знают. Три других – это дом, братья с сестрами и… мама.

Функционирующие по принципам Германа Гмайнера детские деревни во всем мире имеют приставку SOS. Она воспринимается людьми не иначе как сигнал о помощи: во-первых, детские деревни существуют на добровольные пожертвования, а во-вторых, даже в невоенное время дети теряют своих родителей и отчаянно нуждаются в тех, кому можно сказать «мама». Женщины, откликнувшиеся на зов о помощи, уже по традиции называются здесь SOS-мамами. Хотя изначально эта приставка была сокращением от Societas Socialis – «общественная организация».

За шесть десятков лет, прошедших со дня основания первой детской деревни, в 132 странах мира создано 500 таких деревень.

Дом номер один

Директор SOS-детской деревни Боровляны Валерий Михалевич еще на пороге дома высказал сомнение в том, что мне удастся описать их жизнь в одной статье. В самом деле, общественная организация «Белорусский фонд SOS-детская деревня» включает в себя три SOS-деревни – в Боровлянах, Марьиной Горке и Могилеве, три SOS-молодежных дома, SOS-социальный центр матери и ребенка, SOS-компьютерный класс, SOS-социальный центр для женщин, SOS-проект «Раннее предотвращение социального сиротства», SOS-проект «Радужный автобус» и еще множество проектов и форм социальной, правовой и психологической поддержки семей.

Детская деревня существует как бренд, призванный оказывать многовекторную локальную помощь. Наша деревня, расположенная в Минском районе, ответственна за все виды социальной помощи на этой территории, – говорит Валерий Михайлович. – Мы реализуемся по абсолютно всем программам – от «пакета питания» до коррекционно-развивающего обучения. У нас есть мобильный социальный центр, всегда готовый прийти на помощь кризисным семьям. Есть так называемый Рlaybus – «Радужный автобус», который выезжает в различные учреждения или места сбора людей с детьми с целью не только обеспечить детям интересный досуг, но и одновременно помочь в приобретении важных социальных знаний и навыков. А главная наша задача, конечно же, состоит в том, чтобы обеспечить материнской заботой и воспитанием детей-сирот.

Дом номер один, как я поняла, административный. Помимо директора, здесь есть его заместитель, три педагога, секретарь, бухгалтер и инженер по организации жилищного хазяйства.

Деревня

О том, что по-настоящему гармоничное воспитание человек получает только тогда, когда его детство проходит в деревне, писали и пишут, говорили и говорят, хотя кому-то это, конечно, может показаться странным. Деревня – среда особая, она формирует в человеке что-то такое, с чем легко окунуться в социум. Деревня, созданная специально для детей, – явление еще более формирующего порядка. Представьте себе полтора десятка уютных двухэтажных коттеджей, в каждом из которых проживает отдельная семья, состоящая из мамы и не более чем семи детей. Да, есть еще тетя – мамина помощница. Каждое утро дети большой семьи вместе завтракают, чистят зубы, одеваются и ровно в 7.10 отправляются на автобусе в свои гимназии, школы и садики, расположенные на расстоянии не более получаса езды. После учебы и занятий в студиях, кружках или секциях они возвращаются домой – туда, где их всегда ждут. Мама и тетя. Вы спросите, почему в этих семьях нет пап?

SOS-мамой может быть женщина, не связанная брачными узами и не имеющая на иждивении своих несовершеннолетних детей, – говорит Валерий Михалевич. – Правда, сейчас мы несколько меняем политику: будем пробовать работать с семейными парами. Что, конечно, гораздо сложнее, ведь это уже не один, а два человека, ответственных за воспитание большого количества детей, и в одну сторону должны быть скоординированы не только их действия, но и мысли. В мировой практике примеры таких полных SOS-семей есть. В Польше, в Карлине есть детская деревня, где число семей только с мамами равно числу семей с мамами и папами – пятьдесят на пятьдесят.

За 15 лет своего существования SOS-детская деревня Боровляны прикоснулась к судьбам более 170 детей. Сейчас в деревне 11 семей, в них живут 63 ребенка.

Дети

– Любой ребенок, попавший в беду и лишившийся родительской заботы, может быть принят в детскую деревню. Для этого он должен иметь статус сироты или оставшегося без опеки, – рассказывает Валерий Михайлович. – Информация о таких детях поступает к нам из разных источников – от неравнодушных людей, из больниц, из органов опеки. В ответ мы высылаем письмо-предложение – о том, что у нас есть возможность взять детей на воспитание. Возраст не имеет значения. У одной нашей мамы было намерение взять на воспитание двухмесячного малыша. Но, к сожалению, в тот раз мы не успели: малыш был серьезно болен и в больнице умер.

Дети живут в такой деревне до тех пор, пока не получат базовое образование. Что дальше? Дальше они, как и большинство из нас когда-то, «становятся на крыло», «вылетают из гнезда»: они поступают учиться выбранным профессиям. Этот выбор, кстати, совершается при грамотном участии целого совета, состоящего из педагогов, психолога, SOS-мамы, а также самого ребенка и его родственников. Есть здесь такая традиция – проводить периодически беседу развития. В ходе этой беседы выделяются долго-, средне- и краткосрочные цели. Все обсуждается и вносится в план. Дети на таких беседах присутствуют с 10 лет. А на время обучения выбранной профессии ребята поселяются в молодежные дома.

У нас их сейчас три, – говорит директор. – Два в Минске – особняк и целая площадка квартир после реконструкции в новом доме на площади Бангалор. В каждом из этих домов живет по 16 человек. Третий молодежный дом расположен на территории детской деревни. В связи с переходом в 2009 году с 12-летнего обучения на 11-летнее выпускников было, как известно, вдвое больше. Пришлось приспособить под молодежный дом один из свободных коттеджей.

Молодежный дом – это не общежитие, как можно было подумать. Ребята живут в нем в комнатах по два человека. Четыре педагога, сменяя друг друга, помогают им ориентироваться во всех сторонах этой уже почти взрослой жизни круглосуточно. Помимо педагогов, в каждом молодежном доме есть свой лидер – руководитель.

К моменту окончания учебного заведения общественная организация стремится уладить проблему дальнейшего места жительства каждого воспитанника. Это может быть приобретение социального жилья или ремонт закрепленной за воспитанником жилой территории с последующим переселением. Если и то и другое оказывается временно невозможным и выпускник учебного заведения, устроившись на работу, вынужден снимать квартиру, организация помогает ему, оплачивая 50% аренды.

Финансовое участие организации в жизни воспитанника сокращается постепенно, – говорит Валерий Михайлович Михалевич. – Полунезависимое положение продолжается три года, за это время ребята обычно уже создают свои семьи, определяются с жильем и нуждаются только в совете. Иногда мы помогаем им юридически: оплачиваем услуги юриста и получаем консультации – персонально для конкретного бывшего воспитанника или групповые. Но главное – в том, что у каждого сохраняются эмоциональные связи с деревней, SOS-мамой, SOS-братьями и SOS-сестрами. Все у нас, в общем, как в настоящей семье.

В SOS-детской деревне Боровляны сейчас ждут детей и мам два дома. В такой же деревне в Могилеве пустует шесть домов. В каждом из них могли бы жить семеро детей. Детские деревни нуждаются в мамах.

Мама

– Герман Гмайнер, когда ему задали вопрос о том, какое образование для SOS-мамы предпочтительнее, сказал, что диплому об образовании он предпочел бы диплом о человеческих качествах. Сейчас у нас три кандидатки в мамы. Они проходят обучение сроком один год – три месяца теоретической и усиленную практическую подготовку. По истечении этого времени специальная комиссия определит, кто из них станет SOS-мамой, получит в пользование коттедж, оборудованный всем необходимым для жизни, и возьмет детей на воспитание. Окончательное решение принимать, конечно, им, мамам. В 1995 году, когда деревня только организовывалась, на объявление о наборе SOS-мам откликнулись 162 женщины. На учебу были приняты 25, а трудовые контракты заключены с 13. Сейчас конкурс не так велик. Но по-прежнему не все прошедшие конкурсный отбор и учебу остаются работать, – констатирует директор.

Потому что никакая другая работа не может сравниться с этой. Ни в каких позициях! Она проникает в жизнь так, что всякая разница между ними – жизнью и работой – исчезает. SOS-мама находится рядом с детьми 24 часа в сутки. Каждые сутки. Совсем как настоящая.

Это совершенно особые условия труда, – говорит Валерий Михайлович. – И если я сейчас как директор зайду в дом, я не вправе буду сделать замечание маме, которая в это время отдыхает. Кто знает, сколько раз ей пришлось встать ночью к плачущему малышу? Наши мамы сами планируют свой день. Каждая мама знает, что ее дети должны быть досмотрены и накормлены, она должна интересоваться их учебой, ходом их развития и воспитания, а в доме должен быть порядок согласно общепринятым санитарно-гигиеническим нормам.

Тетя, помогающая маме в воспитании детей, – это чаще всего будущая SOS-мама – женщина, прошедшая обучение и заключившая с организацией контракт сроком на один год – для так называемой стажерской работы. Кстати, весь период обучения потенциальная SOS-мама получает денежное вознаграждение. Стажерка закрепляется за двумя домами. Неделю она только наблюдает за жизнью семьи, а потом включается в работу. Ей надо научиться делать все то, что делает мама. Выходит, что и она от настоящей мамы ничем не отличается.

Стать SOS-мамой может женщина в возрасте от 28 до 45 лет. Верхний порог объясняется тем, что для воспитания одного поколения детей требуется 15 лет. А 28 – это, по мнению психологов, как раз тот возраст, когда женщина способна принять решение о том, что она готова посвятить себя такой жизни. Пункта о возможности или невозможности будущего замужества в договоре нет.

Хозяйство

Год стажировки прошел. Решение о поступлении на работу принято. SOS-мама получила уютный двухэтажный коттедж. Теперь его нужно населить детьми. Разными – мальчиками и девочками, малышами и подростками. Специально для созданной ею семьи формируется семейный бюджет. В него входят государственное пособие на каждого ребенка-сироту, деньги на хозяйственные расходы, в том числе на средства для поддержания чистоты и порядка в доме, деньги на детские «карманные» расходы, покупку школьных принадлежностей, удовлетворение культурных потребностей, а также средства на питание. Всеми этими деньгами SOS-мама должна уметь распоряжаться. Для облегчения этой задачи мамами регулярно составляются отчеты. Заработная плата SOS-мамы – деньги, которые она тратит исключительно по собственному усмотрению.

Раз в неделю – в среду утром – из детской деревни в Боровлянах выезжает автобус с мамами, семьи которых нуждаются в пополнении запасов продовольствия и разных хозяйственных мелочей. Направляется он в BIGZZ. От 200 до 300 тысяч еженедельно оставляет там мама шестерых-семерых детей. Что именно покупать и готовить – в каждой семье это решается индивидуально, в соответствии со вкусами, желаниями и потребностями детей и мамы. Впрочем, санитарно-гигиенические нормы на этот счет утверждены, и информация о них имеется в каждом доме. Есть рекомендации по поводу завтраков, обедов и ужинов, а также о том, что «фрукты обязательны». Скоропортящиеся продукты для всей семьи дети сами покупают в местном гастрономе. В большинстве семей это поручается мальчикам. Одежда и прочее покупается по мере необходимости. Как и всякая другая, SOS-мама любит, когда ее дети одеты модно и красиво.

Хозяйки на кухне – мама и тетя, но каждый день кто-то из детей здесь дежурит – помогает готовить, мыть посуду и сервировать стол. Хорошее дежурство – составляющая будущей семейной жизни, плохое оборачивается «передежуриванием» на следующий день. Ведь хорошее воспитание – это всегда хорошая дисциплина.

У каждой мамы есть помощница – женщина, приходящая извне. Она дает маме один выходной день в неделю и два дня по 8 часов помогает ей по дому.

Социальный пакет

– Мама, которая у нас работает, вполне может не иметь своего жилья. Очень часто случается так, что к нам приходят работать люди, которые не сумели решить жилищный вопрос. И в этом нет ничего плохого, организация заботится о таких людях и после выхода на пенсию предоставляет право на пользование пенсионным жильем. Кроме того, женщина, проработавшая у нас 15 лет в качестве мамы, имея свое жилье и не претендуя на пенсионное, получает единовременное пособие для ремонта. Это пособие составляет 8 000 евро.

Помимо этого, за каждые 2 года работы мама получает один дополнительный оклад. За 15 лет работы она получает 7,5 оклада – как выходное пособие. Мамы на пенсии могут рассчитывать на медицинскую поддержку за счет организации. Но самое главное то, что никакими деньгами не измеряется, – мама сохраняет эмоциональные связи с детьми, которых вырастила и воспитала.

Мамы на пенсии – часть нашей общины и наше достояние, – говорит Валерий Михайлович. – Они могут быть наставниками для тех мам, которые только пришли на работу.

Их называют мамами-менторами, хотя лучше бы они были SOS-бабушками. Пенсия SOS-мамы составляет 60% от ее оклада на момент ухода на заслуженный отдых.Пенсионный возраст, как и у всех женщин, у SOS-мамы наступает в 55, но чаще всего они работают больше.

Мы стремимся формировать семьи так, чтобы момент ухода мамы на пенсию совпал с переходом детей в молодежный дом. Но поскольку в семье дети не могут быть одного возраста, у нас есть понятие завершающей семьи. За 4 года до выхода на пенсию мама может написать заявление о том, что она завершает свою карьеру, и мы заключаем с ней новый контракт сроком на 4 года. Она продолжает воспитывать детей, пока не окончат школу самые младшие. А иногда эти младшие дети являются стартом для семьи, которую сформирует стажерка-преемница.

За преданность делу SOS-мама может получить высокую награду – золотое кольцо. Мамы детской деревни в Боровлянах тоже получали эту награду. Вручает ее глава международной ассоциации Хельмут Кутин.

Отдых

– Наши мамы имеют 56 дней отпуска в год, – рассказывает Валерий Михайлович. – В это время мы, сотрудники, организуем занятость детей. Мы не отправляем их в лагеря отдыха, а организуем собственные летние проекты. Это турпоходы по реке на плотах и жизнь в лесном лагере. Ребята из молодежных домов тоже принимают в этом участие – на 3–4 дня приплывают на плотах в гости.

Летний отдых – это всегда захватывающие приключения и очень приятные воспоминания. Валерий Михайлович показывает фотографии, сделанные прошлым летом: сплав по реке, рыбалка, пескотерапия, боди-арт, игры на воде, спортландия, День Нептуна, шашлыки, шашки, шахматы…

– А это мы зимой в Австрии, – говорит Валерий Михайлович, открывая новую папку с фотографиями. – Десятидневный лыжный курс – поощрение за хорошую учебу, примерное поведение и участие в общественно-полезном труде.

Под руководством мастера дети могут выполнять какие-то работы. Например, очистку территории от снега. Есть специальный журнал, куда заносится количество часов их участия. Раз в один или два месяца педагоги составляют рейтинг. Ребята, которые попадают в десятку, получают право на такие поощрения.

Дети и мамы обслуживаются в обычной районной поликлинике. 2 дня в неделю на 2 часа – по вторникам и четвергам с 17.00 до 19.00 – в деревню приходит педиатр. Он ведет прием в специально оборудованном отдельном кабинете.

Дом номер десять

– У нас есть традиция – каждый семейный дом раз в неделю встречает гостей, кто бы здесь ни появился, будь это президент, корреспондент или просто любопытный человек. Сегодня гостей встречает 10-й дом.

Валерий Михайлович провожает меня в десятый дом. Нас встречают мама Надежда Ивановна, тетя Людмила Васильевна и оставшийся дома из-за болезни мальчик Дариан.

– В этой комнате живут Вадим и Саша, здесь – Лера и Диана. У Ани и Дариана – отдельные комнаты, – говорит Надежда Ивановна, предложившая начать осмотр дома с верхнего этажа. – Как именно обустраивать свои комнаты, ребята решают сами, они ведь здесь хозяева. Я слежу только за тем, чтобы свет на письменный стол падал слева. За порядок в своей комнате каждый отвечает сам. И вы не думайте, что мы готовились к вашему приходу специально, – у нас всегда такой порядок. Я стараюсь готовить их к самостоятельной жизни уже сейчас.

Территория дома поделена на участки для дежурства: кому-то достается душевая, кому-то верхний коридор и лестница, кому-то прачечная и нижний коридор. Каждый месяц территория дежурства меняется, неизменной остается только обязанность каждого следить за порядком в собственных комнатах.

Верхний этаж – это только детские комнаты. Спускаемся вниз. Главная комната в доме – огромная гостиная. Здесь по вечерам собирается вся семья – ужинают, играют, смотрят телевизор и разговаривают.

– Недавно мы купили ноутбук. Теперь всей семьей смотрим по вечерам интересные фильмы, – говорит Надежда Ивановна.

Гостиная соединяется с очень уютной кухней, оттуда выход в коридор, дальше – прачечная, оборудованная стиральной машиной, сушилками и гладильной доской, ванная комната для детей и комната мамы, из которой есть выход в отдельную туалетную комнату.

– У меня есть что-то вроде обеденного перерыва: каждый день я могу удалиться в свою комнату на один час, – говорит Надежда Ивановна.

Да, и тут же ее начинают беспокоить: кому карандаш заточить надо, кому тетрадку подписать, – присоединяется к разговору тетя, Людмила Васильевна.

– Поэтому я стараюсь не удаляться, – продолжаетмама. – Жизнь в этом доме – работа. Работа в этом доме – жизнь.

Мама Надежда

«Она сохраняет и укрепляет отношения ребенка с его биологической семьей, действуя в лучших интересах ребенка», – записано в перечне задач и обязанностей SOS-мамы. Мы сидим в гостиной за красиво и вкусно накрытым столом. Мама Надежда рассказывает мне про своих детей.

– У Дианы мама в тюрьме. Пишет нам письма – мне и дочке. Мы ей отвечаем. Вадим – самый аккуратный. Саша пошел в логопедическую группу, его там очень хвалят. Дариан живет у нас с мая.

– Куда поставить чайник? – спрашивает Дариан, осматривая стол.

Решай сам, – отвечает ему мама Надежда. – Как ты думаешь?

На родительские собрания в школы и садики она ходит всегда. Иногда они совпадают, и тогда она предпочитает приехать на личную встречу с учителем в дневное время.

– Потому что если старшие на занятиях в кружках, а в доме остаются только младшие, я ведь не могу их оставить. Это уже будет не собрание. А тетя есть в доме не всегда.

Мама Надежда живет здесь уже три года. Ее день начинается в шесть. В половине седьмого она будит Аню, старшую девочку в семье. Задача Ани – разбудить остальных. Одежда приготовлена с вечера,портфели собраны. Они одеваются и спускаются вниз завтракать.

– На завтрак положено варить кашу, но кашу утром никто есть не хочет. Сырок или йогурт подходят больше. Кто-то ест бутерброды, все пьют чай. Младшие завтракают в садике, старшие – в школе после первого урока.

В выходной день они позволяют себе поспать подольше. К завтраку собираются в 10. Потом мальчики отправляются на футбол, а девочки остаются дежурить по дому: суббота – время большой уборки. После обеда у всех танцы, потом можно поиграть на свежем воздухе. Да, уроки в этом доме делают в субботу. Все, кроме одного: один из уроков (по выбору детей) делается еще в пятницу. Так в воскресенье освобождается время для любимых занятий, кулинарных опытов на кухне, посещения церкви и воскресной школы, походов в театр или в цирк.

– Каждый понедельник у мам «круглый стол» – мы решаем, что будем делать в течение недели, вносим предложения, высказываем идеи, делимся проблемами, обмениваемся советами и опытом. А раз в год у каждой мамы есть «супервизия»: я могу выбрать того специалиста, в котором больше всего нуждаюсь, и провести с ним пять занятий, которые помогут решить проблемы семейного и личного плана, – говорит мама Надежда.

Спать она ложится примерно в полночь.

– Это нормально. Я читаю книгу, или смотрю телевизор, или делаю отчет, или что-то еще, что днем не успела. Да и собой надо заниматься.

***

– В девять дети поднимаются наверх, в свои комнаты. В десять все должны быть с закрытыми глазами. Но… Каждому же надо обязательно рассказать маме «еще что-то очень важное».

«Здесь все – как у всех», – подумала я, вспоминая своих детей.

Теги: дети  
 
Автор проекта: Светлана Денисова

 
Rambler's Top100Размещение рекламы на сайтеПроизводство сайта - Студия Компас
Использование материалов с сайта возможно только при условии размещения активной ссылки на сайт.